Снаряжение монгольского воина. Непобедимая армия монголов. Монгольские луки и налучи XIII-XIV вв

Рисунок Михаила Горелика.

Отрывок из обзорной статьи востоковеда, исследователя истории оружия, искусствоведа Михаила Горелика - об истории монгольского доспеха Автор более 100 научных работ ушел из жизни почти ровно год назад. Значительную часть своей научной деятельности посвятил изучению военного дела древних и средневековых народов Евразии.

Источник - Горелик М. В. Ранний монгольский доспех (IX - первая половина XIV в.) // Археология, этнография и антропология Монголии. Новосибирск: Наука, 1987.

Как показано в работах последнего времени (18), основные компоненты монгольского средневекового этноса мигрировали в Монголию, до того занятую в основном тюрками, из Южного Приамурья, Западной Маньчжурии на протяжении IX-XI вв., вытеснив и частично ассимилировав своих предшественников. В начале XIII в. при Чингисхане происходит консолидация в единый этнос практически всех монголоязычных племен и омонголенных тюрок, тунгусов, тангутов Центральной Азии.

(Крайний восток Евразии, притязания на который монголам так и не удалось реализовать: Япония)

Сразу же вслед за этим в течение первой половины XIII в.гигантскими завоеваниями Чингисхана и его потомков неизмеримо расширяется территория расселения монгольского этноса, при этом на окраинах идет процесс взаимной ассимиляции пришельцев и местных кочевников - тунгусо-маньчжуров на востоке, тюрков -на западе, причем в последнем случае в языковом отношении тюрки ассимилируют монголов.

Несколько иная картина наблюдается в сфере материальной и духовной культуры. Во второй половине XIII в. складывается культура империи чингизидов, при всем региональном разнообразии единая в социально престижных проявлениях - костюме, прическе(19), украшениях(20) и, конечно же, в воинском снаряжении, особенно доспехе.

Для понимания истории монгольского доспеха следует выяснить следующие вопросы: традиции доспеха Приамурья VIII-XI вв., Забайкалья, Монголии, юго-запада Центральной Азии и Алтае-Саянского нагорья к XIII в.,а также кочевников Восточной Европы и Зауралья к этому же периоду.

К сожалению, по доспеху интересующего нас периода, бытовавшему на территории Внешней Монголии и Северо-Западной Маньчжурии, опубликованных материалов нет. Зато по всем остальным регионам опубликован вполне репрезентативный материал. Достаточно широкое распространение металлического доспеха показывают находки панцирных пластин в Северном Приамурье(21) (см. рис. 3, 11-14), соседствующем с местами первоначального обитания монголов, в Забайкалье(22) (см. рис. 3, 1, 2, 17, 18), где с периода переселения кочевал род Чингисхана. Немногочисленные, но яркие находки происходят с территории Си-Ся (23) (см. рис. 3, 6-10), много остатков кыргызских панцирей(24) обнаружено в Туве и Хакасии.

Особенно же богат материалами Синьцзян, где находки вещей (см. рис. 3, 3-5) и особенно обилие исключительно информативной живописи и скульптуры позволяют чрезвычайно полно и подробно представить развитие здесь доспеха во второй половине I тыс.(25), и не только в Синьцзяне, но и в Монголии, где находился центр первых каганатов тюрок, уйгуров и киданей. Таким образом, можно смело утверждать, что монголам IX-XII вв. был прекрасно известен и достаточно широко ими применялся металлический ламеллярный панцирь, не говоря уже о доспехе из твердой и мягкой кожи.

Что же касается производства доспехов кочевниками, которые, по убеждению (точнее, предубеждению) многих исследователей, не способны сами изготовлять их в широком масштабе, то пример скифов, в чьих погребениях найдены сотни доспехов(26), саков, за короткое время освоивших массовое их производство и создавших оригинальный комплекс защитного вооружения(27), сяньби (одних из предков монголов), чьи скульптурные изображения латников на бронированных конях заполняют погребения в Северном Китае, наконец, тюркских племен, донесших в середине I тыс. оригинальный ламеллярный доспех, в том числе и конский, до Центральной Европы (он был заимствован германцами, славянами и византийцами)(28),- все это говорит о том, что кочевники при наличии военной необходимости вполне могли произвести достаточное количество доспехов из металла, не говоря о кожаных.

Образец скифского доспеха со знаменитого золотого гребня из кургана Солоха.

Кстати, этиологическая легенда монголов (как и тюрок) характеризует их именно как железоделов, их самый почетный титул - дархан, как и имя основателя державы - Темучин, означают мастеров железного дела(29).

Оснащенность защитным вооружением монголов на протяжении последних десятилетий XII - первых десятилетий XIV в. можно, хотя и весьма приблизительно, определить по письменным источникам.

Лубчан Данзан в «Алтан Тобчи» приводит следующий рассказ: однажды на Темучина, еще до создания им державы, напали в дороге 300 татар. Темучин и его воины разбили вражеский отряд, «сто человек убили, двести захватили... забрали сто коней и 50 панцирей»(30). 200 пленных вряд ли повели пешими и раздетыми - достаточно было связать им руки и привязать поводья их коней к своим торокам.

Следовательно, сто захваченных коней и 50 панцирей принадлежали 100 убитым. Значит, панцирь имел каждый второй воин. Если такое положение имело место в обычной стычке смутного времени в глубине степей, то в эпоху создания империи, громадных завоеваний, эксплуатации производственных ресурсов городов оснащенность защитным вооружением должна была увеличиться.

Так, Насави сообщает, что при штурме города «все татары надели свои доспехи»(31) (именно панцири, как пояснил нам переводчик текста З. М. Буниятов). По сведениям Рашид ад-Дина, оружейники при хулагуидском хане Газане поставляли в казенные арсеналы при плохой организации дела 2 тыс., а при хорошей - 10 тыс. полных комплектов вооружения, в том числе и защитного, в год, причем в последнем случае оружие в большом количестве поступало и в свободную продажу. Дело в том, что к концу XIII в. наблюдался кризис кар-ханэ - казенных фабрик, где работали в полурабских условиях сотни мастеров, собранных монгольскими ханами.

Роспуск мастеров, при условии определенной квоты поставок в казну, для свободной работы на рынок сразу же позволил в несколько раз увеличить выпуск вооружения (воинам вместо раздачи оружия из арсеналов стали давать деньги для его покупки на рынке)(32). Но на первых порах, в эпоху завоеваний, устройство карханэ на базе эксплуатации ремесленников, захваченных в областях с оседлым населением, должно было давать большой эффект.

Осада монголами Багдада в 1221 г.

На монголов XIII в. можно экстраполировать данные по ойратам и халхинцам XVII и начала XVIII в. В монголо-ойратских законах 1640 г. о панцирях говорится, как об обычном штрафе: с владетельных князей - до 100 шт., с их младших братьев - 50, с невладетельных князей - 10, с чиновников и княжеских зятьев, знаменосцев и трубачей - 5, с телохранителей, воинов категорий лубчитэн («панцирник»), дуулгат («шлемоносец»), дэгэлей хуякт («тегилейник» либо «носитель тегилея и металлического панциря»), а также простолюдинов, если у последних есть панцири,- 1 шт.(33) Доспехи - панцири и шлемы - фигурируют в составе калыма, трофеев, они были объектами кражи, ими награждали, за спасенный от огня и воды панцирь владелец отдавал лошадь и овцу(34).

Отмечено в законах и производство панцирей в степных условиях: «Ежегодно из 40 кибиток 2 должны делать латы, если не сделают, то оштрафовать конем или верблюдом»(35). Позже, спустя почти 100 лет, на оз. Тексел из местной руды, которую ойраты издавна сами добывали и в лесу плавили в горнах, они получали железо, делали сабли, панцири, латы, шлемы, такого дела мастеров у них там было около 100 чел., - как писал об этом кузнецкий дворянин И. Сорокин, бывший в ойратском плену(36).

Кроме того, как говорила одна ойратка жене русского посла И. Унковского, «по вся лета сбирают со всех улусов в Ургу к контайше до 300 и больше баб и чрез целое лето за свой кошт шьют к латам куяки и платье, которое посылают в войско»(37). Как видим, в условиях кочевого хозяйства простые виды доспехов изготовлялись и неквалифицированными работниками, сложные - профессиональными мастерами, которых было достаточно много и каким в эпоху Чингисхана был, скажем, странствующий кузнец Чжарчиудай-Эбуген, спустившийся к хану с горы Бурхан-Халдун(38). Постоянно, как о чем-то обычном (имея в виду само применение), говорится о монгольском доспехе в европейских источниках XIII в.(39)

А. Н. Кирпичников, писавший о слабости защитного вооружения татаро-монголов, ссылался на сведения Рубрука(40). Но этот очевидец путешествовал в мирное время и, кроме того, отмечая редкость и иноземное происхождение металлических панцирей у монголов, мимоходом упомянув в числе другого оружия их панцири из шкур, выделил лишь экзотический, по его мнению, доспех из твердой кожи(41). Вообще, Рубрук был крайне невнимателен к военным реалиям, в отличие от Плано Карпини, чьи подробные описания являются первоклассным источником.

Основным изобразительным источником для изучения раннего монгольского доспеха служат иранские миниатюры первой половины XIV в. В других работах (42) нами было показано, что практически во всех случаях на миниатюрах изображены чисто монгольские реалии - прическа, костюм и вооружение, разительно отличающиеся от тех, которые мы видели в мусульманском искусстве до середины XIII в., и до деталей совпадающие с реалиями в изображениях монголов в китайской живописи эпохи Юань.

Монгольские воины. Прорисовка с юаньской живописи.

В последней, правда, практически нет батальных сюжетов, но в произведениях религиозного содержания(43) запечатлены воины в доспехах, отличающихся от традиционных сунских, чертами лица напоминающие «западных варваров». Скорее всего, это монгольские воины. Тем более, что они похожи на монголов с картины «Сказание о монгольском нашествии» («Моко сурай экотоба эмаки») из императорской коллекции в Токио, приписываемой художнику Тоса Нагатаке и датируемой примерно 1292 г.(44)

О том, что это именно монголы, а не китайцы или корейцы монгольской армии, как иногда полагают(45), свидетельствует национальная монгольская прическа некоторых воинов - косы, уложенные в кольца, опускающиеся на плечи.

- на АРД.

=========================================

Примечания

18 Кызласов Л. Р. Ранние монголы (к проблеме истоков средневековой культуры) // Сибирь, Центральная и Восточная Азия в средние века.- Новосибирск, 1975; Кычанов Е. И. Монголы в VI - первой половине XII в. // Дальний Восток и соседние территории в средние века.- Новосибирск, 1980.

16 Горелик М. В. Монголы и огузы в тебризской миниатюре XIV-XV веков // Mittelalterliche Malerei im Orient.- Halle (Saale), 1982.

20 Крамаровский М. Г. Торевтика Золотой Орды XIII-XV вв.: Автореф. дис. ...канд. ист. наук.- Л., 1974.

21 Деревянко Е. И. Троицкий могильник.- Табл. I, 1; III. 1-6; XV,7, 8, 15-18 и ел.; Медведев В. Е. Средневековые памятники...- Рис. 33, 40;табл. XXXVII, 5, 6; LXI и ел.; Леньков В. Д. Металлургия и металлообработка...- Рис. 8.

22 Асеев И. В., Кириллов И. И., Ковычев Е. В. Кочевники Забайкалья в эпоху средневековья (по материалам погребений).- Новосибирск, 1984.-Табл. IX, 6, 7; XIV, 10,11 ; XVIII, 7; XXI, 25, 26; XXV, 7, 10, И-

23 Ян Хун. Сборник статей...- Рис. 60.

24 Сунчугашев Я. И. Древняя металлургия Хакасии. Эпоха железа.- Новосибирск, 1979.- Табл. XXVII, XXVIII; Худяков Ю. В. Вооружение...-Табл. X-XII.

23 Горелик М. В. Вооружение народов...

26 Черненко Е. В. Скифский доспех.- Киев, 1968.

27 Горелик М. В. Сакский доспех // Центральная Азия. Новые памятникикультуры и письменности.- М., 1986.

28 Thordeman В. Armour...; Gamber О. Kataphrakten, Clibanarier, Norman-nenreiter // Jahrbuch der Kunsthistorischen Sammlungen in Wien.- 1968.-Bd 64.

29 Кычанов Е. И. Монголы...- С. 140-141.

30 Лубсан Данзан. Алтан тобчи («Золотое сказание») / Пер. Н. А. Шастиной.- М., 1965.- С. 122.

31 Шихаб ад-Дин Мухаммед ан-Насави. Жизнеописание султана Джалалад-Дина Манкбурны / Пер. 3. М. Буниятова.- Баку, 1973.- С. 96.

32 Рашид ад-Дин. Сборник летописей / Пер. А. Н. Арендса.- М.- Л.,1946.- Т. 3.- С. 301-302.

33 Их цааз («великое уложение»). Памятник монгольского феодального права XVII в./Транслитерация, пер., введ. и коммент. С. Д. Дылыкова.- М.,1981.- С. 14, 15, 43, 44.

34 Там же.- С. 19, 21, 22, 47, 48.

35 Там же.- С. 19, 47.

36 См.: Златкин И. Я. История Джунгарского ханства.- М., 1983.-С. 238-239.

37 Там же.- С. 219.

38 Козин А. Н. Сокровенное сказание.- М.- Л., 1941.- Т. 1, § 211.

39 Матузова В. И. Английские средневековые источники IX-XIII вв.-М., 1979.- С. 136, 137, 144, 150, 152, 153, 161, 175, 182.

40 Кирпичников А. Н. Древнерусское оружие. Вып. 3. Доспех, комплекс боевых средств IX-XIII вв. // САИ Е1-36.- Л., 1971.- С. 18.

41 Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука / Пер.И. П. Минаева.- М., 1956.- С. 186.

42 Горелик М. В. Монголы и огузы...; Gorelik M. Oriental Armour...

43 Murray J. К. Representations of Hariti, the Mother of Demons and thetheme of «Raising the Aims-howl» in Chinese Painting // Artibus Asiae.- 1982.-V. 43, N 4.- Fig. 8.

44 Бродский В. Е. Японское классическое искусство.- М., 1969.- С. 73;Heissig W. Ein Volk sucht seine Geschichte.- Dusseldorf -" Wien, 1964.-Gegentiher S. 17.

45 Turnbull S. R. The Mongols.- L., 1980.- P. 15, 39.

Справка

Михаил Викторович Горе́лик (2 октября 1946, Нарва, ЭССР - 12 января 2015, Москва) - искусствовед, востоковед, исследователь истории оружия. Кандидат искусствоведения, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, академик Академии художеств Республики Казахстан. Автор более 100 научных работ, значительную часть своей научной деятельности посвятил изучению военного дела древних и средневековых народов Евразии. Сыграл большую роль в развитии художественной научно-исторической реконструкции в СССР, а затем и в России.

Если из истории убрать всю ложь, то это совсем не значит, что останется одна только правда — в результате может вообще ничего не остаться.

Станислав Ежи Лец

Татаро-монгольское нашествие началось в 1237 году с вторжением конницы Батыя в рязанские земли, а завершилось в 1242 году. Результатом этих события стало двухвековое иго. Так говорится в учебниках, но на самом деле взаимоотношения между Ордой и Русью были значительно сложнее. В частности об этом говорит известный историк Гумилев. В данном материале мы кратко рассмотрим вопросы нашествия монголо-татарского войска с точки зрения общепринятой трактовки, а также рассмотрим спорные вопросы этой трактовки. Наша задача не в том, чтобы в тысячный раз предложить фантазию на тему средневекового общества, а в том, чтобы предоставить нашим читателям факты. А выводы – это уже дело каждого.

Начало нашествия и предпосылки

Впервые войска Руси и Орды сошлись 31 мая 1223 году в сражении на Калке. Русские войска вел киевский князь Мстислав, а противостояли им Субедей и Джубе. Русское войско было не просто повержено, оно была фактически уничтожено. Причин этому много, но все они рассмотрены в статье про битву на Калке. Возвращаясь к первому нашествию, оно происходило в два этапа:

  • 1237-1238 года – поход на восточные и северные земли Руси.
  • 1239-1242 года – поход на южные земли, приведший к установлению ига.

Нашествие 1237-1238 годов

В 1236 году монголы начали очередной поход против половцев. В этом походе они добились большого успеха и во второй половине 1237 года подошли к границам рязанского княжества. Командовал азиаткой конницей хан Батый (Бату-хан), внук Чингисхана. В его подчинении было 150 тысяч человек. С ним в походе участвовал Субедей, который был знаком с русичами по предыдущим столкновениям.

Карта татаро-монгольского нашествия

Вторжение произошло в начале зимы 1237 года. Здесь невозможно установить точную дату, поскольку она неизвестна. Более того, некоторые историки говорят о том, что вторжение произошло не зимой, а поздней осенью того же года. С огромной скоростью конница монголов передвигалась по стране, покоряя один город за другим:

  • Рязань – пала в конце декабря 1237 года. Осада длилась 6 дней.
  • Москва – пала в январе 1238 года. Осада длилась 4 дня. Этому событию предшествовала битва под Коломной, где Юрий Всеволодович со своим войском пытался остановить врага, но был разбит.
  • Владимир – пал в феврале 1238 года. Осада длилась 8 дней.

После взятия Владимира фактически все восточные и северные земли оказали в руках Батыя. Он покорял один город за другим (Тверь, Юрьев, Суздаль, Переславль, Дмитров). В начале марта пал Торжок, открыв тем самым путь монгольскому войску на север, к Новгороду. Но Батый совершил другой маневр и вместо похода на Новгород, он развернул свои войска и отправился штурмовать Козельск. 7 недель шла осада, завершившаяся только тогда, когда монголы пошли на хитрость. Они объявили, что примут сдачу гарнизона Козельска и отпустят всех живыми. Люди поверили и открыли ворота крепости. Батый же слова не сдержал и отдал приказ убить всех. Так завершился первый поход и первое нашествие татаро-монгольского войска на Русь.

Нашествие 1239-1242 годов

После перерыва в полтора года, в 1239 году началось новое нашествие на Русь войск хана Батыя. В этом году основанные события происходили в Переяславе и Чернигове. Вялость наступления Батыя связана с тем, что в это время он вел активную борьбу с половцами, в частности на территории Крыма.

Осень 1240 года Батый привел свое войско под стены Киева. Древняя столица Руси не смогла долго сопротивляться. Город пал 6 декабря 1240 года. Историки отмечают особое зверство, с которым вели себя захватчики. Киев был практически полностью уничтожен. От города ничего не осталось.

Монгольские завоевания (13 век)

Тот Киев, который мы знаем сегодня, не имеет уже ничего общего с древней столицей (кроме географического положения). После этих событий армия захватчиков разделилась:

  • Часть отправилась на Владимир-Волынский.
  • Часть отправилась на Галич.

Захватив эти города, монголы перешли в европейский поход, но он нас интересует мало.

Последствия татаро-монгольского нашествия на Русь

Последствия нашествия азиатского войска на Русь историки описывают однозначно:

  • Страна был покроена, и стала полностью зависимой от Золотой Орды.
  • Русь начала ежегодно платить дань победителям (деньгами и людьми).
  • Страна впала в ступор в плане прогресса и развития из-за непосильного ига.

Этот список можно продолжать, но, в общем и целом, все сводится к тому, что все проблемы, которые были на Руси в то время, списали на иго.

Именно таким представляется, если кратко, татаро-монгольское нашествие с точки зрения официальной истории и того, что нам говорят в учебниках. В противовес мы рассмотрим доводы Гумилева, а также зададим ряд простых, но очень важных вопросов для понимания текущей проблематики и того, что с игом, как и с отношениями Русь-Орда, все намного сложении, чем принято говорить.

Например, является абсолютно непонятным и необъяснимым, как кочевой народ, который несколько десятков лет назад жил еще племенным строем, создал огромную империю и покорил половину мира. Ведь, рассматривая нашествие на Русь, мы рассматриваем только вершину айсберга. Империя Золотой Орды была куда больше: от Тихого океана до Адриатики, от Владимира и до Бирмы. Гигантские страны были покорены: Русь, Китай, Индия… Ни до ни после никто не смог создать военную машину, которая смогла бы покорить столько стран. А монголы смогли…

Чтобы понять насколько это было тяжело (если не сказать, что невыполнимо) давайте рассмотрим ситуацию с Китаем (чтобы не обвиняли, что ищем заговор вокруг Руси). Население Китая на момент Чингисхана составляло примерно 50 миллионов человек. Переписи монголов никто не вел, но, например, сегодня эта нация насчитывает 2 миллиона человек. Если учесть, что численность всех народов средневековья увеличивается к настоящему времени, то монголов было меньше 2 миллионов человек (с женщинами, стариками и детьми). Как они смогли покорить Китай в 50 миллионов жителей? А потом еще и Индию с Русью…

Странность географии передвижения Батыя

Вернемся к нашествию монголо-татар на Русь. Какие были цели этого похода? Историки говорят о желании разграбить страну и подчинить ее себе. Также говорится о том, что все эти цели были достигнуты. Но это не совсем так, ведь в древней Руси было 3 самых богатых города:

  • Киев – один из крупнейших городов в Европе и древняя столица Руси. Город был покорен монголами и разрушен.
  • Новгород – крупнейший торговый город и самый богатый в стране (отсюда и его особый статус). Вообще не пострадал от нашествия.
  • Смоленск – также город торговый, считался по богатству равным Киеву. Город также не видел монголо-татарского войска.

Вот и получается, что 2 из 3 крупнейших городов вообще не пострадали от нашествия. Более того, если рассматривать разграбление, как ключевой аспект нашествия Батыя на Русь, то логика не прослеживается вообще. Судите сами, Батый берет Торжок (2 недели тратит на штурм). Это беднейший город, задача которого охранять Новгород. Но после этого монголы идут не на Север, что было бы логично, а разворачиваются на юг. Зачем было 2 недели тратить на никому не нужный Торжок, чтобы просто повернуть на Юг? Историки дают два объяснения, логичных на первый взгляд:

  • Под Торжком Батый потерял много воинов и побоялся идти на Новгород. Данное объяснение вполне можно было бы считать логичным если бы не одно «но». Коль скоро Батый потерял много своей армии, то ему и нужно покинуть Русь для пополнения войска или взять передышку. Но вместо этого хан бросается на штурм Козельска. Вот там, кстати, потери были огромные и в результате монголы спешно покинули Русь. Но почему они не пошли к Новгороду – непонятно.
  • Татаро-монголы испугались весеннего разлива рек (дело было в марте). Даже в современных условия март на севере России не отличается мягкостью климата и там спокойно можно передвигаться. А если говорить о 1238 году, то та эпоха климатологами называется малым ледниковым периодом, когда зимы были намного суровее современных и в целом температура намного ниже (это легко проверить). То есть получается, что в эпоху глобального потепления в марте до Новгорода можно добраться, а в эпоху ледникового периода все боялись разлива рек.

Со Смоленском тоже ситуация парадоксальная и не объяснимая. Взяв Торжок, Батый отправляется штурмовать Козельск. Это простая крепость, маленький и очень бедный город. Монголы его штурмовали 7 недель, потеряли тысячи человек убитыми. Ради чего это делалось? Выгоды от взятия Козельска не было никакой – денег в городе нет, складов продовольствия тоже нет. Зачем такие жертвы? А ведь всего в 24 часах передвижения конницы от Козельска располагается Смоленск – богатейший город на Руси, но монголы даже не думают двигаться к нему.

Удивительно, но все эти логичные вопросы официальными историками просто игнорируются. Даются стандартные отговорки, мол, кто знает этих дикарей, вот так они себе решили. Но такое объяснение не выдерживает никакой критики.

Кочевники зимой не воют никогда

Есть и еще один примечательный факт, который официальная история просто обходит стороной, т.к. его объяснить невозможно. Оба татаро-монгольских нашествия были совершены на Русь зимой (или начаты поздней осенью). Но это кочевники, а кочевники начинают воевать только весной, чтобы закончить сражения до зимы. Ведь они передвигаются на лошадях, которые нужно кормить. Вы себе представляете, как можно прокормить многотысячную монгольскую армию в заснеженной России? Историки, конечно, говорят, что это мелочь и не стоит даже рассматривать такие вопросы, но успех любой операции напрямую зависит от обеспечения:

  • Карл 12 не смог наладить обеспечение своей армии – проиграл Полтаву и Северную войну.
  • Наполеон не смог наладить обеспечение и уходил из России с полуголодной армией, которая была абсолютно небоеспособна.
  • Гитлер, по мнению многих историков, сумел наладить обеспечение только на 60-70% — проиграл вторую мировую войну.

А теперь, понимая все это, давайте посмотри, какой же была армия монголов. Примечательно, но определенной цифры количественного ее состава нет. Историки называют цифры от 50 тысяч до 400 тысяч всадников. Например, Карамзин говорит о 300 тысячной армии Батыя. Давайте, рассмотрим обеспечение армии на примере этой цифры. Как известно монголы всегда отправлялись в военные походы с тремя лошадьми: ездовая (на ней передвигался всадник), вьючная (перевозила личные вещи и оружие всадника) и боевая (шла пустой, чтобы в любой момент могла свежей вступить в бой). То есть 300 тысяч человек это 900 тысяч лошадей. К этому добавьте лошадей, которые перевозили таранные орудия (доподлинно известно, то орудия монголы привозили собранными), лошадей, которые везли питание для армии, везли дополнительное оружие и т.д. Получается, по самым скромным оценкам, 1,1 миллиона лошадей! А теперь представьте, как заснеженной зимой (в эпоху малого ледникового периода) прокормить в чужой стране такое стадо? Ответа нет, поскольку этого сделать невозможно.

Так сколько было армии у Батя?

Примечательно, но чем ближе к нашему времени происходит исследование нашествия татаро-монгольского войска, тем меньше численность получается. Например, историк Владимир Чивилихин говорит о 30 тысячах, которые передвигались разрозненно, поскольку в единой армии им было не прокормиться. Часть историков опускает эту цифру еще ниже – до 15 тысяч. И тут мы наталкиваемся на неразрешимое противоречие:

  • Если монголов действительно было так много (200-400 тысяч), то как они могли прокормить себя и своих лошадей в суровой российской зиме? Города то им миром не сдавались, чтобы забирать у них провиант, большинство крепостей были сожжены.
  • Если монголов было действительно всего 30-50 тысяч, то, как они умудрились покорить Русь? Ведь армию в районе 50 тысяч против Батыя выставляло каждое княжество. Будь монголов действительно так мало и действуй они самостоятельно – под Владимиром бы похоронили остатки орды и самого Батыя. Но на деле все было иначе.

Выводы и ответы на эти вопросы мы предлагаем читателю искать самостоятельно. Мы же со своей стороны сделали главное – указали на факты, которые полностью опровергают официальную версию о нашествии монголо-татар. В завершении же статьи, хочу отметить еще один важный факт, который весь мир признал, в том числе и официальная история, но этот факт замалчивается и мало где публикуется. Основной документ, по которому долгие годы изучалось иго и нашествие – Лаврентьевская летопись. Но, как оказалось, истинность этого документа вызывает большие вопросы. Официальная история признала, что 3 страницы летописи (на которых говорится о начале ига и начале нашествия монголов на Русь) изменены и не являются оригинальными. Интересно, сколько еще страниц из истории России изменено в других летописях, и что происходило на самом деле? Но ответить на этот вопрос практически невозможно…

Монгольские завоевания в 13

Монгольские завоевания в 13 в., серия крупных завоевательных войн и отдельных походов, организованных монгольскими феодалами с целью захвата военной добычи, порабощения и ограбления народов Азии и Восточной. Европы. Монгольские феодалы, создав военную организацию, вовлекли в завоевательные войны большинство народа. Основной силой их войска была многочисленная и очень подвижная конница, состоявшая из кочевников-аратов. Монгольские феодалы также использовали в походах военные силы завоёванных стран и их технические достижения (например, осадные орудия). Войско имело единое командование, крепкую дисциплину, было хорошо вооружено и по своим боевым качествам превосходило феодальные ополчения соседних стран. Успехам М. з. способствовали внутренние распри и предательство правящей верхушки во многих странах Азии и Восточной Европы.

М. з. начались после образования монгольского раннефеодального государства во главе с Чингисханом (правил в 1206-27) и продолжались с небольшими перерывами до конца 13 в. В 1207-11 были подчинены народы Сибири и Восточного Туркестана: буряты, якуты, ойроты, киргизы, уйгуры; предприняты походы против тангутского государства Си-Ся (окончательно разгромленного к 1227). В 1211 началось наступление на чжурчжэньское государство Цзинь (Северный Китай). Монгольские отряды разрушили около 90 городов и в 1215 взяли Пекин (Яньцзин). К 1217 были завоёваны все земли к С. от р. Хуанхэ. В 1218 власть монг. феодалов распространилась и на Семиречье.

В 1219 монг. войско численностью свыше 150 тыс. чел. во главе с Чингисханом вторглось в Среднюю Азию. Хорезмшах Мухаммед рассредоточил войско по укрепленным городам, чем облегчил монголам завоевание своих владений. Монгольские отряды взяли Отрар, Ходжент, Ургенч и другие города. Бухара и Самарканд сдались без боя. Мухаммед бежал и вскоре умер на одном из островов Каспийского моря. В 1221 взятием Хорезма завоевание Средней Азии было завершено. Военные действия были перенесены на территорию современного Афганистана, где сын хорезмшаха - Джелал-ад-дин продолжал борьбу. Чингисхан преследовал его до р. Инд и разгромил 24 ноября 1221. К 1225 основное монгольское войско ушло в Монголию. Только 30-тысячный отряд монгольских полководцев Джебе и Субэдея продолжал войну на западе.

Через Северный Иран монгольский отряд ворвался в Закавказье, опустошил часть Грузии и Азербайджана, по берегу Каспийского моря проник в земли аланов (1222) и, разгромив их, вышел в половецкие степи. В битве на р. Калке 31 мая 1223 монгольский отряд победил объединённое русско-половецкое войско, преследовал его до р. Днепр, а затем отступил на среднюю Волгу, но, потерпев поражение в Болгарии Волжско-Камской, вернулся в Монголию (1224). Это был глубокий разведывательный рейд монгольской конницы, подготавливавший будущий поход на запад.

После курултая 1229, избравшего Великим ханом Угедея, М. з.

шли в двух направлениях. На В. было завершено завоевание Северного Китая (1231-34) и начата война с Кореей (1231-32). Большая часть Кореи была завоёвана к 1273 после ряда больших походов монгольского войска (1236, 1254, 1255, 1259). В 1229 к р. Яик подошёл Субэдей с 30-тысячным войском. Вместе с войском Батыя, правителя улуса Джучи, ему удалось вытеснить из прикаспийских степей саксинов и половцев. В 1232 монгольское войско пыталось вторгнуться в Волжско-Камскую Болгарию, но было отбито. Продолжали борьбу с завоевателями и башкиры. Наступление на запад силами одного улуса Джучи потерпело неудачу.

На курултае 1235 было решено направить "в помощь и подкрепление Бату" военные силы других улусов. В походе участвовали 14 ханов-чингисидов, общемонгольское войско достигало 150 тыс. чел. Осенью 1236 монгольское войско вновь вторглось в Волжско-Камскую Болгарию и разгромило её, весной и летом 1237 оно продолжало сражаться с аланами, половцами и народами Среднего Поволжья, а осенью сосредоточилось в районе современного Воронежа для похода на Северо-Восточную Русь. В начале зимы 1237 Батый напал на Рязанское княжество и разбил дружины местных князей. 21 декабря после шестидневного штурма пала Рязань. Героизм защитников Рязанской земли прославлен в предании о Евпатии Коловрате. В январе 1238 под Коломной были разбиты владимирские дружины, пытавшиеся задержать Батыя у границ Владимирского княжества. Монгольское войско разрушило Коломну, Москву и 4 февраля осадило Владимир. Великий князь владимирский Юрий Всеволодович "с малой дружиной" ушёл за Волгу, на р. Сить (приток Мологи), где начал собирать новое войско. 5 февраля монгольский отряд разорил Суздаль, а 7 февраля после ожесточённого штурма был взят Владимир. После этого Батый разделил войско на несколько крупных отрядов, которые пошли по основным речным путям на С.-В., С. и С.-З. и взяли в феврале 1238 14 русских городов (Ростов, Углич, Ярославль, Кострому, Кашин, Кснятин, Городец, Галич-Мерский, Переяславль-Залесский, Юрьев, Дмитров, Волок-Ламский, Тверь, Торжок). 4 марта войско монгольского полководца Бурундая окружило и уничтожило великокняжеские полки на р. Сити; в этом бою погиб и князь Юрий Всеволодович. Всё междуречье Оки и Волги было опустошено монголами. Небольшой отряд монгольской конницы совершил рейд на С. и возвратился, не дойдя 100 км до Новгорода. При отступлении в степи монгольское войско шло широким фронтом мелких отрядов, "облавой", ещё раз подвергнув русские земли опустошению. Упорное сопротивление оказал врагу Козельск, который монгольское войско осаждало 7 недель, понеся большие потери.

В половецких степях (лето 1238 - осень 1240) монгольское войско вело затяжную войну с половцами и аланами, совершило походы в Крым, в Мордовскую землю, где поднялось восстание против завоевателей, на Переяславль-Южный и Чернигов (1239). Осенью 1240 начался поход на Южную Русь. В конце декабря после многодневного штурма пал Киев. Монгольские отряды взяли и разрушили Владимир-Волынский, Галич и другие города. Однако Данилов, Кременец и Холм отбили все приступы монгольского войска. Весной 1241 монгольское войско, хотя и значительно ослабленное героическим сопротивлением русского народа и других народов Восточной Европы, всё же прошло дальше на З.

Главные силы Батыя через карпатские перевалы прорвались в Венгрию, 60-тысячное войско короля Белы IV потерпело поражение в битве при Шайо (11 апреля 1241). Столица Венгрии - г. Пешт был взят и разрушен, значительная часть страны опустошена. Другой монгольский отряд вторгся в Польшу, разбил под Легницей ополчение польских и немецких князей. Разорению подверглись польские, моравские и словацкие земли. Отдельные монгольские отряды проникли до Восточной Чехии, но были отбиты королём Вацлавом I. В конце 1241 все монгольские войска сосредоточились в Венгрии, где народные массы продолжали борьбу с завоевателями. Закрепиться в венгерских степях для дальнейшего наступления на З. Батыю не удалось, и он через Австрию и Хорватию двинулся к Адриатическому морю. Осенью 1242 после безуспешной осады прибрежных крепостей Батый через Боснию, Сербию и Болгарию начал отступление. Вторжение монголов в Центральную Европу закончилось.

Несколько более продолжительными были М. з. на З. - в Малой Азии и на Ближнем Востоке. После завоевания Закавказья (1236) монгольское войско разгромило Румский султанат. В 1256 Хулагу завоевал Иран и Двуречье, в 1258 пал Багдад - столица Арабского халифата. Монгольские войска проникли в Сирию, готовились к вторжению в Египет, но в 1260 потерпели поражение от египетского султана. М. з. на З. закончились.

Во 2-й половине 13 в. М. з. были направлены на страны Восточной и Юго-Восточной Азии. Монгольские войска захватили страны, окружавшие Южно-Сунскую империю: государство Дали (1252-53), Тибет (1253). В 1258 монгольские войска с разных сторон вторглись в Южный Китай, но неожиданная смерть Великого хана Мункэ (1259) отсрочила завоевание Южно-Сунской империи. Южный Китай был покорён новым Великим ханом Хубилаем в 1267-79. В 1281 монгольские феодалы пытались завоевать Японию, направив к её берегам 1000 кораблей со 100-тысячной армией, но флот был уничтожен тайфуном. Не принесла успеха монгольским феодалам и экспансия в Юго-Восточной Азии, хотя они использовали в походах китайскую армию и флот. Монголо-китайские войска после нескольких походов (1277 - дважды, 1282, 1287) заняли Бирму, но вскоре были изгнаны (1291). Монголо-китайские войска и флот неоднократно нападали на Вьетнам (1257, 1258, 1284, 1285, 1287-88), но покорить вьетнамский народ не смогли. Отстояло свою независимость и государство Тьямпу (на Ю.-В. Индокитая). Полной неудачей окончилась и попытка завоевать о. Ява, хотя туда были направлены большие силы (1000 кораблей с 70-тысячной армией).

М. з. закончились походом 1300 в Бирму. После этого монгольские феодалы прекратили активные военные действия и перешли к планомерной эксплуатации завоёванных стран, используя китайский опыт управления и китайскую администрацию.

М. з. принесли бедствия народам Азии и Восточной Европы. Они сопровождались массовым уничтожением населения, опустошением огромных территорий, разрушением городов, упадком земледельческой культуры, особенно в районах орошаемого земледелия. М. з. надолго задержали социально-экономическое и культурное развитие стран, вошедших в состав Монгольской феодальной империи.

Лит.: Татаро-монголы в Азии и Европе. Сб. ст., М., 1970; Бартольд В. В., Туркестан в эпоху монгольского нашествия, Соч., т. 1, М., 1963; Каргалов В. В., Внешнеполитические факторы развития феодальной Руси. Феодальная Русь и кочевники, М., 1967; Греков Б. Д., Якубовский А. Ю., Золотая Орда и ее падение, М. - Л., 1950; Мерперт Н. Я., Пашуто В. Т., Черепнин Л. В., Чингисхан и его наследие, "История СССР", 1962, № 5.

В. В. Каргалов.

Завоевания монголов в 13 веке

Монгольские отряды, объединенные Чингисханом, покоряли соседние народы – енисейских киргизов, бурят, якутов и уйгуров, разгромили цивилизацию Приморья, а к 1215 году завоевали Северный Китай.

Монгольские завоевания в 13 веке

Здесь монгольские полководцы взяли на вооружение у китайских инженеров осадную технику для штурма крепостей. В 1218 г. военачальники Чингисхана покорили Корею, а на следующий год 200-тысячная армия обрушилась на города Хорезма. В течении двух лет боевых действий земледельческие районы Семиречья были превращены в пастбища, большинство жителей уничтожено, а ремесленники уведены в рабство. В 1221 году Чингисхан подчинил всю Среднюю Азию. После этого похода Чингисхан Раздели свою огромную державу на улусы.

Весной 1223г. 30 – тысячный отряд монголов под предводительством Джебе и Субедея, пройдя вдоль южного берега Каспийского моря, вторгся в Закавказье. Разбив армяно-грузинское войско и опустошив Грузию и Азербайджан, захватчики прорвались через Дербентский проход на Северный Кавказ и разбили аланов и половцев.

Монголо-татары смогли покорить государства, стоявшие на наиболее высокой ступени развития, так как:

1) отличная организация войска (десятичная система)

2) заимствование военной техники у китайцев

3) многочисленность войска

4) хорошо организованная разведка

5)жесткость по отношению к сопротивляющимся городам (непокорные города они уничтожали, жгли, разрушали, а жителей либо уводили в плен (ремесленников, женщин, детей), либо истребляли). Следовательно, города сдавались добровольно.

6)психологические факторы (использование звуковых элементов).

Битва на Калке (1223)

Половцы, во главе с ханом Котяном, вековые враги Руси, обратились к русским князьям за помощью против монголо-татар. По инициативе Мстислава Мстиславича Удалого (Галицкий князь, был женат на дочери хана Котяна) на съезде южнорусских князей в Киеве было принято решение прийти на помощь половцам. В степь вступило крупное русское войско во главе с тремя сильнейшими князьями Южной Руси: Мстиславом Романовичем Киевским, Мстиславом Святославичем черниговским и Мстиславом Мстиславовичем Галицким. В низовьях Днепра оно соединилось с половецкими силами. 31 мая 1223 года неподалеку от Азовского моря, на реке Калке произошло сражение, в котором русско-половецкое войско в результате несогласованных действие и внутрикняжеских распрей потерпело поражение: В то время как дружины Мстислава Удалого, Даниила Волынского и некоторых других князей при поддержке половецкой конницы устремились на врага, Мстислав Киевский стоял со своими силами на одном из холмов и не участвовал в битве. Монголы сумели выдержать удар, а затем перешли в наступление. Первыми потерпели поражение половцы, побежавшие с поля боя. Это поставило Галицкую и волынскую рати в тяжелое положение. Монголы сломили сопротивление русичей.

Теперь наступила очередь самой мощной части русского войска — киевской рати. Попытка взять русский лагерь приступом, монголам не удалось, и тогда они пошли на хитрость. Джэбэ и Субэдэ пообещали Мстиславу Киевскому и другим князьям мир и пропуск их войска на родину. Когда же князья раскрыли свой лагерь и вышли из него, монголы бросились на русские дружины. Все русские воины были захвачены в плен.

Во время битвы на Калке погибли 6 князей, из воинов вернулся лишь каждый десятый. Только киевская рать потеряла около 10 тысяч человек. Это поражение оказалось для Руси одним из самых тяжелых за всю историю.

Нашествие Батыя на Русь

В 1227 году основатель Монгольской империи Чингисхан умер. Улус старшего сына Джучи, умершего в один год с отцом, Досталя внуку завоевателя – Бату-хану (Батыю). Именно этот улус, расположенный к западу от р. Иртыш, должен был стать главным плацдармом для завоевательного похода на Запад.

В 1235 году на очередном курултае монгольской знати в Каракоруме было принято решение об общемонгольском походе в Европу. Сил одного улуса Джучи было недостаточно. Поэтому на помощь Батыю были направлены войска других чингисидов. Во главе похода был поставлен сам Батый, а советником назначен опытный полководец Субедей.

Наступление началось осенью 1236 года, и уже через год монгольские завоеватели покорили Волжскую Булгарию, а также половецкие орды, кочевавшие в междуречье Волги и Дона.

Поздней осенью 1237г. основные силы Батыя сосредоточились в верховьях р. Воронеж для вторжения в Северо-Восточную Русь. На Руси знали о грозной опасности, но княжеские распри помешали объединить силы для отпора сильному и коварному врагу. Отсутствовало единое командование. Укрепления городов возводились для обороны соседних русских княжеств, а не от степных кочевников. Княжеские конные дружины по вооружению и боевым качествам не уступали монгольским нойонам и нукерам. Но основную массу русского войска составляло ополчение — городские и сельские ратники, уступавшие монголам в вооружении и боевых навыках.

Разгром Рязани

Первым княжеством, подвергшимся безжалостному разорению, стала Рязанская земля. Суверенным русским князьям было нечего противопоставить этому нашествию. Княжеские распри не позволили выставить против Батыя объединенные силы Владимирский и Черниговский князья отказали Рязани в помощи. Подойдя к Рязанской земле, Батый потребовал от Рязанских князей десятую часть “от всего, что имеется в земле вашей”.

В надежде договорится с Батыем, Рязанский князь направил к нему посольство с богатыми дарами, которое возглавил княжеский сын Федор. Приняв подарки, хан выдвинул унизительные и наглые требования: помимо огромной дани отдать в жены монгольской знати княжеских сестер и дочерей. А лично для себя он присмотрел красавицу Евпраксинью, жену Федора. Князь ответил решительным отказом и вместе с послами был предан мучительной казни. А княжна вместе с маленьким сыном, чтобы не достаться завоевателям, бросилась вниз с колокольни. Рязанское войско пошло против Батыя, и “встретило его близ пределов рязанских”. Битва была очень тяжёлой двенадцать раз выходила русская дружина из окружения, “один рязанец бился с тысячей, а два - с тьмою (десять тысяч)” – так пишет об этой битве летопись. Но перевес в силах у Батыя был велик, рязанцы понесли большие потери. Настала очередь падения Рязани. Рязань держалась пять дней, на шестой день, утром 21 декабря она была взята. Весь город был разрушен, и все жители были истреблены. Монголо-татары оставляли за собой только пепелище. Погиб и Рязанский князь со своей семьей. Уцелевшие жители Рязанской земли собрали дружину (около 1700 человек), которую возглавил Евпатий Коловрат. Они догнали врага в Суздальской земле и стали вести против него партизанскую борьбу, нанося монголам большие потери.

Разгром Владимирского княжества

Разорив Рязанскую землю, в январе 1238г. монгольские захватчики разгромили под Коломной великокняжеский сторожевой полк Владимиро-Суздальской земли во главе с сыном великого князя Всеволодом Юрьевичем.

Сильное сопротивление врагу в течении 5 дней оказывало население Москвы, руководимое воеводой Филиппом Нянкой. После взятия монголами Москва была сожжена, а ее жители перебиты.

Затем монголы захватили Суздаль и ряд других городов.

4 февраля 1238 г. Батый осадил Владимир. Расстояние от Коломны до Владимира (300 км) его войска прошли за месяц. На четвёртый день осады захватчики через проломы в крепостной стене рядом с Золотыми воротами ворвались в город. Княжеская семья и остатки войск закрылись в Успенском соборе. Монголы обложили собор деревьями и подожгли. После захвата Владимира орды завоевателей рассеялись по всей Владимиро-Суздальской земле, грабя и разрушая все на своем пути. (было разорено 14 городов)

4 марта 1238г. за Волгой, на р. Сити, произошла битва между основными силами Северо-Восточной Руси во главе великим князем владимирским Юрием Всеволодовичем и монгольскими захватчиками. Русское войско было разгромлено, а сам великий князь погиб.

После взятия «пригорода» Новгородской земли – Торжка пред завоевателями открылась дорога на Северо-Западную Русь. Однако приближение весенней распутицы и значительные людские потери заставили монголов, не дойдя до Великого Новгорода около 100 верст, повернуть обратно в половецкие сепии. По дороге они разгромили Курск и небольшой город Козельск на р. Жиздре. Защитники Козельска оказали врагу ожесточенное сопротивление, обороняясь в течении семи недель. После его взятия в мае 1238г. Батый приказал стереть с лица земли этот «злой город», а оставшихся жителей поголовно истребить.

Лето 1238г. Батый провел в придонских степях, восстанавливая силы своего войска. Однако уже осенью его отряды вновь опустошили Рязанскую землю, захватив Горховец, Муром и несколько других городов. Весной следующего, 1239 года Батыевы отряды разгромили Переяславское княжество, а осенью была разорена Чернигово-Северская земля.

Нашествие на Юго-Западную Русь

Осенью 1240г. монгольские рати двинулись на покорение Западной Европы через Южную Русь. В сентябре они переправились через Днепр и окружили Киев. После длительной осады 6 декабря 1240г. город пал. Южнорусские князья так и не смогли организовать объединенную оборону своих земель. Зимой 1240 – 1241г. монгольские тумены захватили почти все города Южной Руси, за исключением Холма, Каменца и Данилова.

Поход Батыя на Европу

После разгрома Руси монгольские орды двинулись на Европу. Были разорены Польша, Венгрия, Чехия, балканские страны. Монголы вышли к границам Германской империи, дошли до Адриатического моря. Однако в конце 1242 г. их постиг ряд неудач в Чехии и Венгрии. Из далёкого Каракорума пришло известие о смерти великого хана Угедея - сына Чингисхана. Это был удобный предлог, чтобы прекратить трудный поход. Батый повернул свои войска обратно на восток. Решающую всемирно-историческую роль в спасении европейской цивилизации от монгольских орд сыграла героическая борьба против них русского и других народов нашей страны, принявших на себя первый удар захватчиков. В ожесточённых боях на Руси погибла лучшая часть монгольского войска. Монголы утратили наступательную мощь. Они не могли не считаться с освободительной борьбой, развернувшейся в тылу их войск. А. С. Пушкин справедливо писал: "России определено было великое предназначение: её необозримые равнины поглотили силу монголов и остановили их нашествие на самом краю Европы… образующееся просвещение было спасено растерзанной Россией»

По возвращении в 1243г. Батый образовал самый западный улус – государство Золотая Орда со столицей Сарай-Бату. Государство, созданное Батыем, занимало огромную территорию: от сибирских рек Иртыша и Оби – на востоке до Карпат и Дуная – на Западе и от прикаспийских степей и Кавказских гор – на юге до черноземной полосы и верховье Волги и Камы – на севере.

Что писали современники об обычаях и нравах тех монголов, которые создали громадную евразийскую империю? Вот одно из описаний, оставленное учёным архидьяконом Фомой из Сплита. Оно ценно в силу того, что Фома был очевидцем событий. «Те люди малого роста, но груди у них широкие. Внешность их ужасная: лицо без бороды и плоское, нос тупой, а маленькие глаза далеко друг от друга отстоят.

Одежда их, непроницаемая для холода и влаги, составлена из сложенных двух кож (шерстью наружу), так что похожа на чешую; шлемы из кожи или железа. Оружие их - кривая сабля, колчаны, лук и стрела, с острым наконечником из железа или кости, которая на четыре пальца длиннее нашей. На чёрных или белых знаменах своих имеют пучки из конских волос. Их кони, на которых они ездят и без седла, малы, но крепки, привычны к усиленным переходам и голоду; кони хотя не подкованные, взбираются и скачут по пещерам, как дикие козы и после трёхдневной усиленной скачки они довольствуются коротким отдыхом и малым фуражем, И люди много не заботятся о своём продовольствии, как будто живут от самой суровости воспитания: не едят хлеба, пища их - мясо и питьё - кобылье молоко (кумыс) и кровь.

С собой ведут много пленных, в особенности много вооружённых куманов (половцев), гонят их перед собой в бой и убивают как только видят, что они не идут слепо в бой. Сами монголы неохотно идут в бой. Если же кто из них будет убит, тут же его без гроба закапывают. Почти нет реки, которую они не переплыли бы на своих конях. Через большие реки всё-таки приходится им переплывать на своих меховых бурдюках (надутых воздухом) в лодках (камышовых плотах). Шатры их из полотна или из кожи. Хотя их огромное полчище, но нет в их таборе ни ропота, ни раздоров, они стойко переносят страдания и упорно борются».
Заслуживают внимания, безусловно, описания монголов, составленные современными историками и исследователями на основании изучения первоисточников.
Вот как описывает монголов историк С. М. Соловьёв, опираясь на путевые заметки Дж. Плано Карпини и В. Рубрука: «/…/ Наружностию своею новые завоеватели нисколько не походили на других людей: большее, чем у других племён, расстояние между глазами и щеками, выдавшиеся скулы, приплюснутый нос, маленькие глаза, небольшой рост, редкие волосы на бороде - вот отличительные черты их наружности. Жён татарин имеет столько, сколько может содержать, женятся не разбирая родства, не берут за себя только мать, дочь и сестру от одной матери; жён покупают дорогою ценою у родителей последних. Живут они в круглых юртах, сделанных из хворосту и тонких жердей, покрытых войлоком; наверху находится отверстие для освещения и выхода дыма, потому что посередине юрты всегда у них разведён огонь. Некоторые из этих юрт легко разбираются и опять складываются, некоторые же не могут разбираться и возятся на телегах как есть, и куда бы ни пошли татары, на войну или так куда-нибудь, всюду возят их за собою Главное богатство их состоит в скоте: верблюдах, быках, овцах, козах и лошадях; у них столько скота, сколько нет во всём остальном мире. Верят в одного бога, творца всего видимого и невидимого, виновника счастия и бедствий. Но этому богу они не молятся и не чествуют его, а приносят жертвы идолам, сделанным из разных материалов наподобие людей и помещаемым против дверей юрты; под этими идолами кладут изображение сосцов, считая их охранителями стад. Боготворят также умерших ханов своих, изображениям которых приносят жертвы, и творят поклоны, смотря на юг; обожают солнце, луну, воду и землю. Держатся разных суеверных преданий, например, считают грехом дотронуться ножом до огня, бичом до стрел, ловить или бить молодых птиц, переломить кость другою костью, пролить на землю молоко или другой какой-нибудь напиток и т. п.
Молнию считают огненным драконом, падающим с неба и способным оплодотворять женщин. Верят в будущую жизнь, но думают, что и по смерти будут вести такую же жизнь, как и здесь, на земле. Сильно верят гаданиям и чарам; думают, например, что огонь всё очищает, и потому иностранных послов и князей с дарами их проводят сперва между двух огней, чтоб они не могли принести хану какого-нибудь зла. Нет ни одного народа в мире, который бы отличался таким послушанием и уважением к начальникам своим, как татары.

Бранятся они редко между собою и никогда не дерутся; воров у них нет, и потому юрты и кибитки их не запираются; друг с другом общительны, помогают в нужде; воздержны и терпеливы: случится день, два не поесть - ничего: поют и играют, как будто сытно пообедали, легко переносят также холод и жар; жёны их целомудренны на деле, но некоторые не воздержны на непристойные слова Любят пить, но и в пьяном виде не бранятся и не дерутся. Описав добрые качества татар, западный путешественник минорит Иоанн Плано-Карпини переходит к дурным; прежде всего поразила его в них непомерная гордость, презрение ко всем другим народам: мы видели, говорит он, при дворе ханском великого князя русского Ярослава, сына царя грузинского и многих других владетельных особ - и ни одному из них не было воздаваемо должной почести: приставленные к ним татары, люди незначительные, всегда брали перед ними первое место. Татары сколько обходительны друг с другом, столько же раздражительны, гневливы с чужими, лживы, коварны, страшно жадны и скупы, свирепы: убить человека им ничего не стоит; наконец, очень неопрятны.
А вот что пишут А. В. Венков и С. В. Деркач: „В войско шли служить все мужчины-монголы от 14 до 60 лет. /…/ Войска были организованы по десятичной системе. 10 воинов составляли арбан под командованием богатура, десять десятков сводились в сотню - ягун, десять сотен - в тысячу, минган, десять тысяч составляли тумен. Переход из подразделения в подразделение был запрещён, каждый воин чётко знал своё место и свою роль в строю и в бою.
Защитное и наступательное вооружение монголов менялось по мере распространения границ империи и захвата новых территорий. Значительная часть воинов не имела специального защитного снаряжения, а носила обычную одежду, приспособленную для кочевой жизни зимой и летом и для войны. Монголы в массе своей носили коническую шапку с отвёрнутыми раздвоенными полями, которые можно было использовать в холода как наушники, шапка была опушена мехом волка, лисицы, рыси и т. д. На теле носилась длинная, похожая на робу одежда, раскрытая спереди, запахнутая слева направо и скреплённая пуговицей под правой ключицей или подпоясанная кушаком. Рукава были широкие, до локтя. Под робой носилась нижняя одежда с длинным рукавом. Монголы носили широкие штаны, кожаные сапоги без каблуков, меховые шубы, мехом внутрь или наружу. Зимой они могли надевать шубу на шубу.
Вся монгольская армия была конной. Конница делилась на лёгкую и тяжёлую.

Монголы на китайских рисунках

Татаро-монголов изображали исключительно как толпу кочевников в шкурах, летящую под свист и улюлюканье. Считалось, что главным достоинством их армии была лишь дисциплина, а всё остальное - слабости их врагов. При серьёзном анализе всё это выглядит более чем сомнительным В Центральной Азии у кочевых племён издавна сложился комплект тяжёлого вооружения, когда конь и всадник надёжно укрывались ламинарной или ламелярной броней. Находки граффити в Монгольском Алтае, отнесённые к VII-VIII вв., ломают ещё один устоявшийся стереотип о том, что у монголов были китайские доспехи, перенятые ими у покорённых народов.
Из оружия нападения использовались лук, топор, аркан, палица. Основным оружием был лук, достаточно дальнобойный. Некоторые воины имели два лука, большой и маленький. Имелся запас стрел в нескольких колчанах. Стрелы делились на лёгкие с маленьким острым наконечником для стрельбы на большие дистанции и на тяжёлые с широким плоским наконечником для стрельбы по близкой цели. Стрелы были с орлиным опереньем.
Из клинкового оружия богатые воины использовали „мечи“ (как называет их Карпини), “слегка изогнутые, режущие только с одной стороны и острые в конце“. По существу, Карпини описывает саблю.
Монголы использовали как обычные копья, так и копья с крюками для стаскивания противника с седла. На миниатюрах монгольские воины держат копьё двумя руками, сидя в седле боком. /…/
Монголы активно использовали разного рода военные машины. Например, “по"’ и „шивайгоу”, которые метали горшки с греческим огнём. /…/ Сами воины отличались хорошей подготовкой, большой выносливостью С 4-5 лет мальчик-монгол обучался обращаться с луком. Большая часть жизни кочевника проходила в седле. Воины-монголы могли спать прямо на марше в седле. Их переходы внушают невольное уважение. Они проходили по 600 миль за 9 дней, 120 миль за 2 дня без остановки для еды, 180 миль за 3 дня по глубокому снегу и т. д. Известны случаи, когда воины 10 дней обходились без еды, питаясь на марше лишь кровью своих лошадей и верблюдов и кумысом. Они отличались всеядностью - они ели собак, волков, лис, лошадей, крыс, мышей, соскребали с себя вшей и тоже отправляли в рот. Некоторые источники приписывали им людоедство. /…/
У монголов была прекрасно поставлена служба разведки, агитации и дезинформации противника. Любая война начиналась со сбора информации: изучались слабые стороны противника, условия климата, природа будущего театра военных действий. Параллельно шло разложение противника, распускались слухи, выискивались различные заинтересованные группы населения, которым давались щедрые обещания.
Перед выступлением в поход проходила всеобщая проверка снаряжения воинов, если оружие содержалось не в надлежащем порядке, виновника строго наказывали.
С выступлением в поход приходил черёд действовать войсковой разведке. Передовые войска выбрасывались за 70 вёрст вперёд от главных сил, на такое же расстояние освещалась местность боковыми охранениями. Разведчики-монголы, по преданиям, на расстоянии 18 миль могли простым глазом отличить человека от животного. Вездесущие передовые разъезды раскрывали местоположение противника и прикрывали развёртывание своих войск. У противника зачастую складывалось мнение, что он окружён, что монголы повсюду.
Основные отряды придерживались правила, сформулированного впоследствии как „двигаться врозь, драться вместе“. Колонны конницы шли порознь, но поддерживали постоянную связь через гонцов и при помощи дымовых сигналов. Противник держался в неведении относительно реальных сил армии, их положения. Были случаи, когда вся армия на протяжении нескольких дней отступала, заманивая противника и не выявляя своих настоящих сил.
Если дело доходило до сражения, обычным построением был развёрнутый строй сотен с интервалами между ними.
Первые два ряда составляли сотни тяжёлой конницы, за ними в три ряда строились сотни лёгкой конницы.
Особые отряды постоянно беспокоили фланги противника. Основная масса завязывала бой. Сотни лёгкой конницы выдвигались вперёд в интервалы между сотнями тяжёлой конницы и начинали обстрел противника. В случае атаки противника стрелки, не прекращая огня, отходили сквозь интервалы за сотни тяжёлой конницы, которая встречала врага копьями и мечами. Подобные перестроения повторялись несколько раз, до тех пор, пока противник не был достаточно измотан. Тогда по сигналу, который подавался поднятием чёрного или белого флага, фонарей (ночью) и проч., начиналось общее наступление. В присутствии высшего военачальника общее наступление начиналось по звуку большого барабана.
Атака тяжёлой конницы и следующих за нею лёгких сотен сминала расстроенного, измотанного врага. Монголы никогда не окружали противника полностью, давали ему “золотой мост“. Имея возможность спастись, противник прекращал сопротивление и бежал. А тогда уже монголы начинали преследование и преследовали, пока была такая возможность. / …/
Отступление осуществлялось только по приказу высшего начальства. Железная дисциплина удерживала бойцов от самовольного отхода. Круговая порука предполагала жестокое наказание всему десятку за отступление одного воина.»
Необходимо сказать несколько слов об уникальной монгольской лошади. Историк Ж. Болдбаатар пишет: «Гармоничное сочетание монгола и монгольской лошади в быту и в бою /…/ стало одним из бесспорных источников небывалых побед. Мобильность монгольского войска явилась следствием идеальной монолитности лошади и воина, неразделимых и нерасчленимых. Монгол того времени прямо-таки вырастал на лошади и проводил всю свою жизнь на лошади».
Ему вторит бурятский исследователь Я. Халбай: «Кочевник с раннего детства и до старости сидел на коне Монгол и его лошадь были едиными организмами».
«Зимой температура в Монголии опускается до −50° C, а летом поднимается до +40°С. Соответственно и сформировались лошади этой породы с грубой головой, короткой шеей, низкорослые, широкотелые, с растянутым туловищем, короткими конечностями, прочными копытами, спущенным мускулистым крупом, сильно отросшими гривой и хвостом, хорошей зимней оброслостью. Эта лошадь круглый год может питаться подножным кормом. Высота в холке монгольской лошади колеблется от 122 до 130 см. Это идеальная лошадь для длительных походов и завоеваний.»
Наверно, никто не будет оспаривать того, что не будь у монголов уникальной лошади, плывущей в воде как рыба, быстрой как ветер, не знающей усталости, жажды и голода, совершенно нечувствительной к холоду и жаре, они не то, что бы не покорили полмира, но даже соседнюю страну завоевать не сумели бы.
Исходя из вышесказанного, можно заключить, что монголы XIII в. были прирождёнными воинами и завоевателями, призванными воевать и одерживать победы.{jcomments on}


Во время татаро-монгольского нашествия столкнулись две средневековых концепции ведения войны. Условно говоря - европейская и азиатская. Первая ориентирована на ближний бой, когда исход сражения решается в рукопашной схватке. Естественно схватка велась с применением всего комплекса боевых средств ближнего боя. Метательное оружие и дистанционный бой являлись вспомогательными. Вторая концепция, наоборот, ориентировалась на бой дистанционный. Противник изматывался и истощался непрерывным обстрелом, после чего опрокидывался в рукопашной. Здесь главным был маневренный дистанционный бой. Монгольская армия эпохи завоеваний довела эту тактику до совершенства.


Таким образом, если основным оружием европейского рыцаря и русского дружинника являлось копье, то основным оружием монгольского воина был лук со стрелами. С конструктивной точки зрения монгольский лук принципиально не отличался от арабского или, к примеру, корейского. Он был сложносоставным, изготовлялся из дерева, рога, кости и сухожилий. Деревянная основа лук изготавливалась из гибких и распространенных в данной местности пород дерева, была популярна береза. С внутренней (обращенной к лучнику) стороны основы от рукояти до концов (рогов) наклеивались роговые пластины. С внешней стороны (обращенной к мишени) на всю длину лука приклеивались сухожилия. На рукоять и на концы прикреплялись костяные накладки. Деревянная основа могла изготавливаться из нескольких пород дерева. Использование роговых накладок связано с тем, что рог обладает высокой упругостью при сжатии. В свою очередь, сухожилия обладают большой упругостью при растяжении. Длина лука составляла 110 - 150 см.

Многие любят сравнивать монгольский лук с древнерусским. Доказывая, что древнерусский был ничем ни хуже монгольского или, наоборот, во всем ему уступал. С конструктивной точки зрения, основное отличие древнерусского лука была в отсутствие роговых накладок. Это, при прочих равных, делало его менее мощным. Впоследствии, под монгольским влиянием конструкция русского лука потерпела изменения, и в нее данные накладки были добавлены. Назывались подзоры. Однако, преимущество монгольского лука подавляющим не было. Древнерусский лук также был сложносоставным, изготовлялся из двух пород дерева, сухожилий и кости. Уступал, но не сильно.

Основным клинковым оружием ближнего боя монгольских воинов была сабля. Монгольские сабли объединяли в себе, в том числе и сабли покоренных народов, поэтому трудно выделить какой-либо конкретный тип сабли и назвать ее монгольской. В целом монгольские сабли имели слабый изгиб (как и все сабли того времени ), могли иметь гарду в виде перекрестья или в виде диска. Длина составляла около метра.

Наряду с саблями широко использовались палаши, мечи и боевые ножи.
Из короткого древкового оружия ближнего боя монголы применяли боевые топоры, булавы и шестоперы. Как и клинковое, древковое оружие отличалось большим разнообразием конструктций.

Длинное древковое оружие было представлено копьями и пальмой. Наконечники копий могли быть удлиненно-треугольной, ромбической, лавролистной или пикообразной формы. Часто наконечник имел крюк, для стаскивания противника с коня. Пальма представляла собой копье с длинным ножевидным наконечником.

МОНГОЛЬСКИЙ ВОИН

Говоря о вооружении монгольских воинов XIII в. и особенно об их внешнем облике, следует иметь в виду, что за сто лет монголы из дикой варварской орды превратились в армию цивилизованного государства. Марко Поло отмечает, что «китайские» монголы «уже не те, что были раньше».

Юрта, характерное жилище степных кочевников, состоит из деревянного решетчатого каркаса, обтянутого черной кошмой. На этом рисунке изображена киргизская юрта. (Рисунок Хизер Докерай)

Монгольский легкий конник, Русь, около 1223 г.

Эпизод долгой погони, которую монголы могли предпринять, например, после битвы на реке Калке: монгольский конник высмотрел в прибрежных зарослях скрывающегося русского воина. Монгол носит халат, захваченный а ходе хорезмской кампании; под халатом надет теплый тулуп. Шапка с отороченными мехом наушниками, внешность монгола воссоздана по «Саранскому альбому» (Стамбул). К седлу приторочены моток веревки, топор, бурдюк с кислым молоком. Доспехи русского воина изображены в соответствии с образцами, представленными в Оружейной палате Кремля.

(Битва при Калке произошла 31 мая 1223 г. Показанная на иллюстрации погода соответствует представлениям авторов о «суровой русской зиме»!)

Джованни де Плано-Карпини, путешествовавший в качестве папского посла в Монголию в 1245–1247 гг., оставил более «трезвое» описание: «Внешне татары сильно отличаются от обычных людей, поскольку их глаза широко посажены, а щеки в скулах широки. Их скулы выступают заметно дальше челюстей; нос у них плоский и маленький, глаза узкие, а веки находятся под самыми бровями. Как правило, хотя есть и исключения, они узки в талии; почти все среднего роста. Редко кто из них имеет бороду, хотя у многих на верхней губе видны заметные усы, которые никто не выщипывает. Стопы у них малы».

Необычность внешнего вида монголов для европейца усугублялась традиционными прическами степняков. Монах Вильгельм Рубрук писал, что монголы выбривают квадратом волосы на голове. Этот обычай подтверждал и Карпини, который сравнивал прическу монголов с монашеской тонзурой. От передних углов квадрата, говорит Вильгельм, монголы выбривали полосы к вискам, и их также брили, как и затылок; в результате образовывалось разорванное кольцо, обрамляющее голову. Чуб спереди не стригли, и он спускался до бровей. Остававшиеся на голове длинные волосы сплетали в две косицы, концы которых за ушами связывались вместе. Карпини описывает монгольскую прическу похожим образом. Он также отмечает, что монголы отпускают длинные волосы сзади. Описание прически монголов, похожей на конский хвост, оставленное Винсентом де Бовэ, также совпадает с этими источниками. Все они относятся примерно к 1245 г.

Монголы в зимней одежде с вьючным верблюдом, 1211–1260 гг.

Богатый монгол на переднем плане вооружен длинным копьем и носит два тулупа, один поверх другого, причем внутренний тулуп надет мехом внутрь, внешний - наружу. Тулупы и шубы шили из лисьего, волчьего и даже медвежьего меха. Отвороты конической шапки опущены для защиты от холода. Бедные монголы, вроде погонщика верблюдов, носили тулупы из собачьих или конских шкур. Двугорбый верблюд-бактриан - очень полезное животное, способное нести поклажу массой до 120 кг. Горбы верблюда обложены войлоком в шесть-семь слоев, поверх которых закреплено вьючное седло.

Сражение при Лигнице. Обратите внимание на то, как художник изобразил монгольские шапки.

Основные элементы монгольского костюма описываемого периода менялись мало. В целом одежда была очень практичной, особенно это относится к меховым и стеганым зимним одеяниям: они хорошо сохраняли тепло. Обычным головным убором была монгольская шапка, которую современники часто изображали на рисунках. Шапка имела коническую форму, шилась из ткани и имела широкий отворот нижней части колпака, который можно было опускать в холодную погоду. Иногда отворот делали из двух деталей. Часто шапку украшали лисьим, волчьим или рысьим пушистым или стриженым мехом. На некоторых иллюстрациях колпак шапки венчает пуговица или что-то похожее на нее; упоминаются также меховые колпаки и шапки с меховыми наушниками. Может быть, под наушниками понимаются отвороты колпака, а может, существовали шапки особого покроя. Один из поздних авторов говорит о двух свисающих с верхушки колпака красных лентах длиной около 45 см, больше, однако, о таких лентах никто не упоминает. Впрочем, вполне можно принять (для XIII в.) другое наблюдение того же автора, утверждавшего, что в жаркую погоду монголы обвязывали голову куском ткани, оставляя свободные концы висящими сзади.

Монгольский тяжеловооруженный конник, Лигниц, 1241 г.

Кожаные пластинчатые доспехи, обмазанные варом для защиты от влаги, изображены по описанию Плана Карпини и книге Робинсона «Oriental Armour». Шлем воссоздан по тибетскому рисунку, который вполне соответствует описаниям монгольского шлема: он изготовлен из восьми деталей, скрепленных кожаными ремнями, шишак шлема также прикреплен кожей. Конские доспехи изображены по описанию Карпини. Подобные доспехи известны по стилизованным, но вполне достоверным арабским изображениям, сделанным примерно полвека спустя. Наконечник копья снабжен крюком и несет плюмаж из ячьего хвоста. Европейские рыцари носят сюрко Тевтонского ордена.

Одежда в целом была единообразной по покрою; ее основу составлял распашной халат. Левая пола халата запахивалась поверх правой и фиксировалась пуговицей или завязкой, расположенной ниже проймы правого рукава. Возможно, что правая пола под левой тоже как-то закреплялась, но, естественно, увидеть этого на рисунках нельзя. На некоторых рисунках монгольские халаты показаны с широкими рукавами длиною до локтя, а под ними видны рукава нижней одежды. Такого покроя халаты для лета шили из хлопчатобумажной ткани, но по мере расширения империи, особенно в Персии и Китае, стали появляться шелковые и парчовые одежды. Но даже ношение таких изящных одежд отнюдь не придавало изящества самим монголам, о чем свидетельствуют персидские рукописи. Все путешественники упоминают о неряшестве и грязи монголов, многие описывают их обычай вытирать во время еды руки о халат или штаны. Многие подчеркивают и тяжелый запах, характерный для кочевников.

Широкие штаны монголы заправляли в узкие голенища сапог, которые шили без каблуков, но на толстой войлочной подошве. Голенища имели шнуровку.

Зимой монголы надевали войлочные валенки и один-два меховых тулупа. Вильгельм Рубрук утверждает, что внутренний тулуп они надевали мехом внутрь, а наружный - мехом наружу, защищаясь таким образом от ветра и снега. Мех монголы получали от своих западных и северных соседей и данников; верхняя меховая шуба богатого монгола могла быть сшита из лисьего, волчьего или обезьяньего меха. Бедняки носили тулупы из собачьих шкур или овчины. Монголы также могли носить меховые или кожаные штаны, причем богатые люди подбивали их шелком. Бедняки носили хлопчатобумажные штаны на шерсти, которая едва ли не сбивалась в войлок. После покорения Китая шелк получил большее распространение.

Монгольские военачальник и барабанщик, около 1240 г.

Монгольский военачальник отдает приказ своему тумену начать атаку русской армии. Военачальник сидит на чистокровной персидской лошади, конский убор - монгольского типа, но украшен персидской волосяной кистью. Вальтрап с округлыми углами в китайском стиле. До блеска отполированные пластинчатые доспехи изображены по описаниям Карпини и Робинсона. Шлем сборной конструкции реконструирован по тем же источникам; булава изображена по арабским миниатюрам. Барабанщик-наккара изображен по старой иллюстрации, приведенной в книге полковника Юла «Марко Поло»; видны длинные кисти, которыми украшены барабаны. Кольчуга барабанщика изображена по описанию патера Вильгельма Рубрука. Мы можем лишь предположить, что барабанщик носил кольчугу как знак своего высокого положения; именно он передавал всей армии команды военачальника.

Такая одежда помогала монголам вести войну с суровыми зимами; но еще больше воинов выручала невероятная выносливость. Марко Поло сообщает нам, что при необходимости монголы могли по десять дней обходиться без горячей пищи. В таких случаях они могли при необходимости подкреплять силы кровью своих лошадей, вскрывая им вену на шее и направляя струйку крови себе в рот. Обычный «неприкосновенный запас» монгола в период кампании состоял примерно из 4 килограммов выпаренного молока, двух литров кумыса (слабоалкогольного напитка из кобыльего молока) и нескольких кусков вяленого мяса, которые засовывали под седло. Каждое утро монгол разводил в 1–2 курдюках полфунта сухого молока и подвешивал курдюки к седлу; к середине дня от постоянной тряски на скаку эта смесь превращалась в некое подобие кефира.

Привычка монголов к кобыльему молоку позволяла им значительно повысить мобильность своих конных отрядов. Аппетит у монголов был отменным, и обычно точный Карпини сообщает, что монголы могли есть собак, волков, лисиц, коней, крыс, мышей, лишайники и даже послед кобылиц. Случаи каннибализма отмечают различные авторы, в том числе и Карпини, который рассказывает, как во время одной из осад у монголов кончился провиант, и они убили одного из каждого десятка, чтобы обеспечить остальных пропитанием. Если это правда, становится понятным, почему монголы так охотно брали на службу иноземцев. Но быть уверенным в наличии каннибализма у монголов нельзя: многие хронисты, без сомнения, могли таким образом просто выражать свое отвращение к захватчикам.

Другие характеристики монголов, однако, вызывают скорее уважение. Например, все они отличались великолепным зрением. Достоверные источники утверждают, что любой монгольский воин мог в открытой степи за четыре мили разглядеть человека, выглядывающего из-за куста или камня, а при чистом воздухе отличить человека от животного на расстоянии 18 миль! Кроме того, у монголов была отличная зрительная память, они великолепно разбирались в климате, особенностях растительности и легко разыскивали источники воды. Только пастух-кочевник мог обучиться всему этому. Мать начинала приучать ребенка к верховой езде в возрасте трех лет: его привязывали веревками к спине лошади. В четыре-пять лет мальчик уже получал свой первый лук и стрелы, и с этого времени он большую часть жизни проводил верхом, с луком в руках, воюя или охотясь. В походах, когда скорость передвижения становилась решающим фактором, монгол мог спать в седле, а поскольку у каждого воина было по четыре лошади для смены, монголы могли двигаться без перерыва целые сутки.

Монгольский лагерь, около 1220 г.

Типичный монгольский конный лучник в простом длинном халате. Обратите внимание, что халат запахивается слева направо. К седлу подвешено имущество воина. Колчан, как и способ «транспортировки» пленных, описан в летописях того времени. Мальчик на переднем плане одет так же, как взрослые. Он играет с детенышем косули - илликом. Женщины на заднем плане ставят юрту, накрывая ее выцветшей кошмой.

Монгольские лошади не уступали в выносливости своим хозяевам. Это были, и есть до сих пор, невысокие коренастые животные высотой 13–14 ладоней. Их плотная шерсть хорошо защищает от холода, они способны проделывать долгие переходы. Известен случай, когда монгол на единственной лошади преодолел за девять дней 600 миль (около 950 километров!), а с системой предусмотренных Чингисханом конных подстав целая армия в сентябре 1221 г. за два дня без остановок преодолела 130 миль - около 200 км. В 1241 г. армия Субэдея за три дня совершила 180-мильный переход, двигаясь по глубокому снегу.

Монгольские лошади могли щипать траву на ходу, питаться корнями и палой листвой, по свидетельству Матфея Парижского, эти «могучие кони» могли питаться даже древесиной. Лошади верно служили своим ездокам и были обучены мгновенно останавливаться, чтобы воин мог точнее прицелиться из лука. Прочное седло весило около 4 килограммов, имело высокие луки и смазывалось овечьим жиром, чтобы не намокало во время дождя. Стремена также были массивными, а стременные ремни - очень короткими .

Главным оружием монгола был составной (композитный) лук. Для монгольского лука натягивающее усилие составляло 70 килограмм (заметно больше, чем у простого английского лука), а эффективная дальность стрельбы доходила до 200–300 метров. Карпини сообщает, что монгольские воины имели два лука (вероятно, один длинный и один короткий) и два-три колчана, вмещавшие примерно 30 стрел каждый. Карпини говорит о двух типах стрел: легких с маленьким острым наконечником для дальней стрельбы и тяжелых с большим широким наконечником для близких целей. Наконечники стрел, говорит он, закалялись следующим образом: их раскаляли докрасна, а затем бросали в соленую воду; в результате наконечник становился настолько твердым, что мог пробивать доспехи. Тупой конец стрелы оперяли орлиными перьями.

Монгольский лагерь, 1210–1260 гг.

Конный охотник (справа) вместо шапки обвязал голову платком (такие головные уборы описаны Xoyэртoм в «Истории монголов»). Соколиная охота была и до наших дней остается популярным времяпрепровождением в Монголии. Сидящий рядом монгол изображен без головного убора, чтобы была видна его замысловатая прическа (подробно она описана в тексте). Большой котел и ширма (защищающая от ветра) описаны в «Истории Вен Чи» - источнике XII в., хранящемся в Музее изящных искусств Бостона. Обратите внимание на сворачивающуюся дверь юрты и на способ ношения шаровар, заправленных в голенища сапог.

Кроме луков применялось и другое оружие, в зависимости от того, принадлежал ли воин к легкой или к тяжелой коннице. Тяжелая конница пользовалась длинными пиками с крючьями для выдергивания противника из седла и могла пользоваться щитами. На некоторых рисунках монголы изображены с небольшими круглыми щитами, однако более достоверные источники утверждают, что щитами пользовались только в пешем строю. Большие кожаные или плетеные из лозы щиты применяли караульные, а крупные щиты, похожие па панцирь черепах, использовали при штурме крепостных стен. Тяжеловооруженные конники могли также действовать булавой. Мечи имели изогнутую форму, повторяя форму сабель тюрок-мусульман. Легковооруженные конники пользовались мечом, луком и иногда дротиками.

Все монголы в походе имели при себе легкий топорик, инструмент для заточки наконечников стрел (его пристегивали к колчану), аркан из конского волоса, моток веревки, шило, иглу и нитки, железный или сделанный из другого материала котелок и два бурдюка, о которых говорилось выше. Каждому десятку воинов полагалась палатка. Каждый воин держал при себе мешок с провиантом, и Карпини упоминает о большом кожаном бурдюке, в котором прятали от влаги одежду и имущество при переправе через реки. Карпини описывает, как применяли этот бурдюк. Его наполняли вещами и привязывали к нему седло, после чего сам бурдюк привязывался к конскому хвосту; всадник должен был плыть рядом с лошадью, управляя ею с помощью поводьев.

Военачальник монгольской тяжелой конницы, Китай, 1210–1276 гг.

Источником для реконструкции внешнего вида и вооружения представленных здесь монгольских воинов, готовящихся к нападению на китайский город, послужили в основном записи Рашид-ад-дина. Воин на переднем плане одет так, как это показывали иллюстраторы Рашид-ад-дина. Халат без рукавов позволяет увидеть оплечья пластинчатого доспеха, надетого под ним. Шлем персидского типа; широкий «отворот» у основания шлема часто показывают на упомянутых рисунках, но его назначение точно не известно. Некоторые считают, что это аналог отворотов традиционной монгольской шапки, другие доходят до уж совсем маловероятных объяснений. Хвост гепарда на колчане также показан на некоторых иллюстрациях того времени; возможно, им вытирали подобранные стрелы.

Конный монгол одет совсем в другом стиле, нежели его стоящий командир. На рисунках к Рашид-ад-дину художники постоянно подчеркивают, что под халатом или тулупом монголы не носили доспехов. Военачальник наблюдает за стрельбой из катапульты, описание которой приводится в тексте. Наша реконструкция основана на самых надежных, по возможности, источниках; скорее всего, это оружие приводилось в действие пленными, хотя это могло отчасти ограничивать и действие самой катапульты. Доктор Джозеф Нидхем (Times Library Supplement, 11 January 1980) считает, что знакомые европейцам требюшеты с противовесами представляют собой улучшенную арабами китайскую катапульту.

Большие юрты не разбирали, а перевозили на повозках вслед за движущимся войском. Па заднем плане показана установка юрт.

Сложно в деталях описать доспехи монголов, поскольку они были совершенно непривычны для оставивших описания очевидцев, а рисунки могут относиться к более позднему периоду. Упоминаются три вида доспехов: из кожи, металлических чешуй и кольчуг. Кожаные доспехи делали, скрепляя между собой детали так, чтобы они находили друг на друга, - таким образом добивались достаточной прочности при необходимой гибкости; кожу для внутреннего слоя доспсха вываривали, чтобы она стала мягкой. Чтобы придать доспехам водоотталкивающие свойства, их покрывали лаком, добытым из смолы. Некоторые авторы говорят, что такие доспехи защищали только грудь, другие полагают, что они закрывали и спину. Карпини описывал железные доспехи, причем оставил детальное описание технологии их изготовления. Они состояли из многочисленных тонких пластинок шириной с палец и длиной в ладонь с восемью отверстиями. Несколько пластинок соединялось кожаным шнурком, образуя панцирь. Фактически Карпини описывает пластинчатый (ламеллярный) доспех, широко распространенный на Востоке. Карпини отмечал, что пластинки так тщательно полировали, что в них можно было смотреться как в зеркало.

1 и 2. Воины корейских вспомогательных отрядов, около 1280 г.

Иллюстрации выполнены по рисункам из японского «Свитка о монгольском вторжении». Здесь изображены воины вспомогательного отряда монгольского войска в период неудачного вторжения в Японию. Корейцы носят стеганое защитное вооружение; оружие монгольского образца - лук, копья и мечи. Обратите внимание на плетеный из тростника прямоугольный щит с бамбуковым каркасом.

3. Японский самурай, около 1280 г.

Самурай также изображен по рисунку из «Свитка о монгольском вторжении»; здесь показано типичное японское вооружение того периода. Обратите внимание, что правое плечо самурая не защищено доспехам, чтобы легче было пользоваться луком, а свернутая в моток запасная тетива прикреплена к поясу слева.

Реконструкции тибетских пластинчатых (ламеллярных) доспехов, очень похожих на те, что носили монголы. (Арсенал Тауэра, Лондон)

Из таких пластинок составляли и полный доспех. Сохранились некоторые рисунки, сделанные в конце описываемого периода, а именно миниатюры из «Мировой истории» Рашид-ад-дина (написаны около 1306 г.) и из японского «Свитка о монгольском вторжении» (около 1292 г.). Хотя оба источника могут содержать определенные неточности, обусловленные специфическим взглядом на монголов их авторов, они неплохо согласуются в деталях и дают возможность воссоздать облик типичного монгольского воина, по крайней мере последнего периода - эпохи Хубилай-хана. Доспехи были длинными, ниже колен, но на некоторых картинах из-под доспехов видна одежда. Спереди панцирь оставался сплошным лишь до пояса, а ниже имел разрез, чтобы полы не мешали сидеть в седле. Рукава были короткими, едва не доставая до локтя, как у японских доспехов. На иллюстрациях Рашид-ад-дина многие монголы носят поверх доспехов декоративные сюрко из шелка. В японском свитке доспехи и сюрко почти такие же, главное отличие монголов на японском свитке заключается в их свирепом виде. Рашид-ад-дин дает очень стилизованные и чистые миниатюры!

Рашид-ад-дин изображает металлические шлемы с верхушкой, загнутой чуть назад. В японском свитке шлемы показаны с шаром на верхушке, увенчанным плюмажем, и с широким назатыльником, достигающим плеч и подбородка; на персидских миниатюрах назатыльники гораздо меньше.

Можно предположить, что доспехи у монголов появились не позднее европейской кампании; свидетельств относительно более раннего периода слишком мало. Без сомнения, монголы носили доспехи и раньше, но, скорее всего, это были более простые варианты.

Зимой поверх доспехов надевали меховые тулупы. Легкая конница могла вообще не иметь доспехов, а что касается конских доспехов, то в пользу их существования имеется примерно столько же свидетельств, сколько и против них. Это, опять же, может свидетельствовать просто о различиях тяжелой и легкой конницы. Карпини описывает пластинчатые кожаные конские доспехи, сделанные из пяти деталей: «…Одна деталь на одном боку лошади, и другая - на другом, и они соединены между собою от хвоста до головы и прикреплены к седлу, а спереди от седла - по бокам и также на шее; еще одна деталь закрывает верхнюю часть крупа, соединяясь с двумя боковыми, и в ней имеется отверстие, через которое пропускается хвост; грудь закрывает четвертая деталь. Все перечисленные детали свисают вниз и достигают колен или бабок. На лоб наложена железная пластина, связанная с боковыми пластинами по обе стороны шеи».

Отец Вильгельм (1254 г.) говорит о встрече с двумя монголами, носившими кольчуги. Монголы сказали ему, что получили кольчуги от аланов, которые, в свою очередь, принесли их от кубачинцев с Кавказа. Вильгельм также добавляет, что видел железные доспехи и железные шапки из Персии и что виденные им кожаные доспехи были неуклюжими. И он, и Винсент де Бовэ утверждают, что только важные воины носили доспехи; по свидетельству Винсента де Бовэ - только каждый десятый воин.

Похожие статьи