Гидро атака подводная лодка. От бочки до подводных монстров. Кратко о маневрах уклонения и источниках шума

Боевые походы подводных лодок во Второй мировой войне имели целью увеличить число потопленного тоннажа морского транспортного судоходства, а также числа потопленных военных кораблей. Специальных задач по противолодочной борьбе с подводными лодками противника ставились в отдельных случаях, например, для борьбы с подводными лодками, атакующими арктические конвои (см. раздел 1). К сожалению, в открытой литературе такой статистики нет.
Однако, взаимные атаки между подводными лодками в основном на случайной основе происходили.
В этой связи еще раз обратимся к рецензии (Е.Ч.) на книги Дрожжина. « На стр. 523 содержится интереснейший пассаж, который стоит того, чтобы его процитировать: «Из всех 9 немецких подводных лодок, действовавших на всех морях и потопленных подводными лодками союзников, 4 лодки потопили наши подводники: «U-144» потоплена нашей «малюткой» «М-94» под командованием старшего лейтенанта Дьякова 27.07.41 г.; «U-144» — нашей ПЛ «М-78» 23.06.41 г.; «U-149» — нашей ПЛ «М-101» 28.06.41 г и «U-584» — нашей ПЛ «М-175» 10.01.42 г. В свою очередь, немецкие подводные лодки потопили 26 подводных лодок союзников (3 наших, 17 английских, 3 американских, 2 голландских и 1 норвежскую). Вот и думай, кто кого потопил!
Пытаясь выдать желаемое за действительное, автор «Асов и пропаганды» ставит все с ног на голову. Из приведенного выше списка советских подводных лодок, «М-78» (см. пункт 8.3.48), «М-94» (см. пункты 8.3.22, 8.3.54) и «М-175» (см. пункт 8.2.36) сами стали жертвами торпед «U-ботов». Причем «U-144» топится Дрожжиным дважды разными лодками, хотя всегда признавалось, что субмарину «U-144» потопила «Щ-307» 10 августа 1941 года. Приведенной в этом списке «М-101» не было в природе. Очевидно, имелась в виду «М-99» (см. М-99 раздел 8, погибшая от торпеды «U-149» 26 июня 1941. И это несмотря на то, что на предыдущей странице Дрожжин приводит данные о трех советских подводных лодках, погибших в 1941 году на Балтике в результате атак немецких субмарин, («М-175» служила на Севере, см. пункт 8.2.36). Что касается союзных лодок (без учета советских), потопленных немецкими субмаринами, то кроме потопленных по ошибке немецкого «Сфакса» и итальянской «Маркони» (предположительно), на счету немецких подводников 5 потопленных субмарин (4 британских и 1 французская). В подводных дуэлях 26 подводных лодок стран антигитлеровской коалиции вышли победителями» (рецензия Е.Ч.).
Все эти примеры с рецензией (Е.Ч.) на книги Дрожжина приведены для того, чтобы показать, что в историческом плане не следует заниматься лжепатриотическими целями, потому что рано или поздно все встанет на свои места и мы не получим необходимого восхищения подвигами защитников нашего отечества будущим поколением.
И еще приведем высказывание рецензента (Е.Ч.) на книги Дрожжина, которое, наверное, разделяет всякий здравомыслящей человек.

Летом 2000 года экспедиция во главе с Клайвом Касслером подняла со дна океана недалеко от города Северного Чарльстона в штате Южная Каролина затонувшую подводную лодку. Судно пошло ко дну в далеком 1864 году. Субмарина является уникальным устройством, так как это была первая в мире подводная лодка, успешно примененная в боевых действиях.

150 лет назад состоялась первая в истории успешная атака подводной лодки на боевой корабль. Во время Гражданской войны в США, 17 февраля 1864 года, субмарина конфедератов «Ханли», приводимая в движение вручную и вооруженная шестовой миной, пустила на дно Чарльстонской бухты паровой артиллерийский корвет северян «Хаусатоник». Сообщив успешной атаке, «Ханли» домой так и не вернулась. Таким образом, она стала и первой подводной лодкой, погибшей в сражении.

Давайте вспомним про это подробнее …

О причинах ее гибели спорят до сих пор, а организованная в 2000 году операция по подъему «Ханли» только добавила масла в огонь этих споров. Как гласят исторические первоисточники, H. L. Hunley, подводная лодка Конфедеративных Штатов Америки, была построена в 1863 году во время гражданской войны на средства частных предпринимателей и изобретателей Хораса Л. Ханли (его имя она и носила), Джеймса Мак Клинтока и Бакстера Уотсона. Вот как это было:

Первые достоверные сведения о субмаринах относятся к 1578 году, когда англичанин Уильям Боури опубликовал проект лодки, которую он собирался изготовить из кожи и дерева. Однако до дела руки у него так и не дошли. Так что его опередил обосновавшийся в Англии голландец Корнелиус ван Дреббель, который в 1620-1624 годах сконструировал и испытал три погружающихся судна собственной конструкции.

Во время войны американских колоний за независимость студент Иельского колледжа Дэвид Бушнелл построил одноместную субмарину «Тартл» («Черепаха»). На ней была предпринята попытка атаковать 64-пушечный английский корабль «Игл». Однако она закончилась неудачей - мину под корабль установить так и не удалось…

Проект субмарины Вильгельма Бауэра

В 1796 году уже известный нам Роберт Фултон представил свой проект субмарины «Наутилус», длиной более 6 м, оснащенной полым килем, который служил и балластной цистерной. Под водой лодка двигалась с помощью ручного привода на гребной винт, а в надводном положении могла использовать парус, который поднимался на складной мачте. Но его идеей никто так и не заинтересовался…

Удачливее оказался немец Вильгельм Бауэр. В 1848 году он построил и испытал стальную субмарину, длиной 7,5 м, с экипажем из двух человек, вручную вращавших винт. Но дальше экспериментов, входе которых была совершена сотня погружений, в том числе на рекордную тогда глубину 45 м, дело не пошло.

На практике подлодки попробовали использовать опять-таки американцы. Во время Гражданской войны между Севером и Югом порты южан были блокированы флотом северян. Южанам предстояло срочно найти какое-то средство, с помощью которого можно было бы пробить брешь в кольце блокады.

С этой целью инженеры из Нью-Орлеана Бакстер Вотсон и Джеймс Макклинток в 1862 году построили подводную лодку «Пайонир», длиной около Юм. Ее испытания проводили на озере Понтчарт-рейн, но довести до конца не успели. Когда войска северян приблизились к Нью-Орлеану, «Пайонир» пришлось просто затопить.

Новую субмарину, «Американский ныряльщик», пытались построить в Мобиле, куда перебрались оба инженера и финансист Г. Ханли. Их поддержал комендант города, генерал Маури, прикомандировав к ним инженеров из 21 -го Алабамского пехотного полка - Уильяма Александера и Джорджа Диксона. Однако и эта лодка утонула при испытаниях в результате протечки корпуса.

После гибели «Американского водолаза» Хорасу Ханли недоставало средств для строительства новой подводной лодки. Но тут появился некий мистер Сингер, фабрикант швейных машинок. На его деньги была учреждена каперская компания «Singer Submarine Corporation».

Мак-Клинток незамедлительно построил третью лодку. Чтобы облегчить и ускорить ее создание, он воспользовался старым паровым котлом. У него обрезали обе стороны и приклепали к получившемуся цилиндру заостренные оконечности. Размерения новой подводной лодки были таковы:

  • длина 40 футов (12,2 м)
  • ширина 3 фута 10 дюймов (I,I6 м)
  • высота 4 фута (1,22 метра, вместе с башенками 1,75 м
  • водоизмещение около 2 тонн

Называлась субмарина поначалу «Пионер-3″ («Пионер-2″, это «Американский ныряльщик»).

Лодку снабдили двумя входными люками. В носу и в корме разместили по одной балластной цистерне с наружными кранами. Цистерны сверху не закрывались, чтобы экипаж мог визуально следить за уровнем воды в них. Заполнялись они самотеком, после открытия забортных клапанов, осушались ручными помпами. Предельная глубина погружения составляла, по расчетам, 60 футов (18,3 м).

Семь или восемь человек вращали длинный коленчатый вал, занимавший три четверти длины корпуса, и через сальниковое уплотнение связанный с трехлопастным гребным винтом в корме. Максимальная скорость на испытаниях составила 2,5 узла (4,63 км/час). Литой съемный киль можно было отсоединить в случае необходимости (например, для аварийного всплытия).

Экипаж состоял из командира, семи — восьми «гребцов» и второго офицера, который заполнял либо опорожнял кормовую цистерну, а также вместе с матросами работал на гребном валу. Командир выполнял сразу три обязанности: через иллюминаторы в носовой башенке наблюдал за обстановкой и искал цель, управлял горизонтальными и вертикальными рулями, заливал и осушал носовую балластную цистерну. Второй офицер, располагавшийся возле кормовой башенки, по команде командира обслуживал кормовую балластную цистерну.

Для обеспечения экипажа свежим воздухом в подводном положении имелись два воздухозаборника высотой 4 фута (1,22 м), размещенные вплотную друг к другу, однако незначительный диаметр труб (1,5 дюйма, т.е. 3,78 см) и отсутствие принудительной вентиляции делали эти устройства почти бесполезными. Запас сжатого воздуха позволял находиться под водой в течение двух, двух с половиной часов. Теснота в лодке была невероятная, в случае аварии шансы моряков на спасения являлись минимальными.

Лодку закончили постройкой в начале июля. Командование конфедератов назначило ее командиром лейтенанта Джона Пайна, а экипаж набрали из добровольцев. Они начали осваивать технику. Уже 31 июля состоялась демонстрация возможностей субмарины. Буксируемой плавучей миной (90 фунтов черного пороха, т.е. 40,8 кг) удалось взорвать старую угольную шаланду.

Испытания показали, что для успешного применения такой мины требовалось перейти из позиционного положения в подводное не далее, чем в 200 ярдах (183 м) от цели, а глубина воды должна быть такой, чтобы субмарина могла пройти под килем атакуемого судна, буксируя мину на канате длиной 150 футов (45,7 м). Через 5-6 минут лодка всплывала за целью и в этот момент мина ударяла в днище атакуемого корабля. Но даже столь близкое расстояние не гарантировало успеха, т.к. канат имел свойство провисать под собственной тяжестью. Поэтому позже от этого оружия отказались. Вместо него к носу лодки прикрепили шест длиной 6 метров с медным цилиндром на конце. Он был начинен 70 фунтами (32 кг) черного пороха и снабжен несколькими контактными взрывателями. Тем временем северяне усилили морскую блокаду Чарлстуона. Поэтому конфедераты 12 августа доставили туда на двух железнодорожных платформах подводную лодку, укрытую от посторонних глаз брезентом и спустили на воду.

Но 29 августа 1863 г., после одного из учений, лодка внезапно затонула в тот момент, когда она возвращалась к причальной стенке форта Джонсон. По одной версии, проходивший мимо пароход развел волну, захлестнувшую открытый люк. По другой версии — командир, стоя в люке, случайно нажал рычаг заполнения балластной цистерны, в результате чего лодка ушла под воду с открытым люком. Спастись удалось лейтенанту Пайну, находившемуся в тот момент в переднем люке, и двум матросам. Пять человек погибли.

Лодку подняли через две недели (14 сентября) с глубины 42 фута (12,8 м) и привели в порядок. Тем временем Ханли, узнав о катастрофе, решил взять дело в свои руки. Он сам приехал в Чарлстуон, чтобы возглавить новый экипаж. Поднятая и отремонтированная субмарина.

11 октября под его командованием успешно имитировала на реке Купер атаку стоявшего на якоре парохода «Indian Chief» (Индейский вождь) Но спустя 4 дня вновь произошла катастрофа. Утром 15 октября во время очередного погружения лодка затонула. В 9.25 она отошла от причальной стенки и в 9.35 начала погружаться. Расстояние от причала оставляло всего лишь 500 ярдов (457 м).

Хорас Ханли находился на своем посту под закрытым передним люком. Второй офицер Томас Парк (сын совладельца завода, где построили эту лодку) находился под задним люком. Судя по материалам расследования, Парк не успел заполнить водой кормовую балластную цистерну одновременно с носовой, которую наполнял Ханли (возможно, что командир слишком поздно приказал Парку сделать это). В результате субмарина, продолжавшая двигаться вперед, внезапно получила значительный дифферент на нос и стремительно пошла вниз. Со всего размаха она вон­зилась носом в дно под углом 35 градусов. Попытки экипажа всплыть оказались безуспешными. Вода из передней балластной цистерны разлилась в носовой части корпуса, а задняя цистерна не успела наполниться водой, так что откачивать было нечего. Мощность «живого мотора» являлась недостаточной для того, чтобы вытащить лодку из грунта задним ходом. Отвернуть заржавевшие болты, державшие съемный киль, обезумевшей от ужаса команде тоже не удалось.

Только через три недели водолазы нашли лодку на глубине 50 футов (15,2 м).

Когда паровой лебедкой ее вытащили на поверхность, то обнаружили, что внутреннее пространство в основном свободно от воды, и что команда погибла от удушья.

Одним из первых внутрь поднятой на берег лодки спустился военный комендант Чарлстоуона, генерал П. Бэригард.

Позднее он вспоминал:

«Зрелище было неописуемо ужасным. Изогнутые агонией люди сгрудились в кучу на дне. На лицах у всех застыло выражение отчаяния и смертельной муки. Некоторые держали в руках обгоревшие свечи. Ханли находился на своем посту. Правой рукой он упирался в крышку люка, словно пытался открыть его, в левой была зажата свеча» .

В конце ноября третьим по счету командиром невезучей субмарины стал пехотный лейтенант из 21-го Алабамского полка Джордж Диксон. Перед ним стояли две трудные задачи. Во-первых, набрать новый экипаж лодки, получившей широкую известность как «плавучий фоб» и «убивающая машина». Во-вторых, научиться управлять этой посудиной таким образом, чтобы она могла не только плавать, но и воевать. Что касается первой проблемы, решить ее помогли деньги.

Бизнес в Чарлстоуоне и его окрестностях погибал из-за блокады федерального флота. Поэтому местные предприниматели учредили солидный призовой фонд. Так, 100 тысяч долларов (2,5 миллиона по нынешнему курсу!) гарантировались экипажу миноносца («Давида» или «Ханли») за потопление броненосца »Новый Железнобокий» («New Ironsides»). Алчность победила страх. Желание стать подводниками выразили пять матросов парохода » Индейский Вождь» («Indian Chief»), еще три добровольца прибыли из Мобайла.

Со второй проблемой Диксон справился путем тщательного изучения на практике технических и эксплуатационных особенностей субмарины. Он тренировал экипаж на мелком месте, при этом прочный трос соединял лодку с паровой лебедкой на берегу, готовый вытащить ее по первому сигналу. За два месяца Диксон довел время пребывания под водой до двух с половиной часов. Наиболее целесообразная тактика ее применения выглядела следующим образом.

  1. Выйти на рубеж атаки в темное время суток, в позиционном положении.
  2. Избрать целью корабль, стоящий на якоре.
  3. Взять курс, перпендикулярный центральной части его борта, закрепить руль и погрузиться тогда, когда до него останется не более 300 ярдов (274 м).
  4. Бросить все силы людей на то, чтобы преодолеть это пространство одним рывком. Ударить шестовой миной в подводную часть корабля и немедленно дать задний ход.

Разумеется, вероятность того, что лодка погибнет вместе с жертвой, была велика, но ни на что другое столь примитивная субмарина просто не годилась. В начале февраля 1864 г. экипаж был готов к бою.

Лодке дали имя «Х. Л. Ханли» в честь погибшего капитана Ханли. Вечером 17 февраля 1864 г. субмарина наконец-то отправилась в свой первый боевой поход.

Приказ гласил:

«Пройти к выходу из гавани и потопить любое судно противника, которое встретится».

Увлекаемая отливом, она проскользнула между островами Салливан и Палм. В двух с половиной милях от берега стоял на якоре паровой корвет федералов «Хьюсатоник» водоизмещением 1964 тонны. Он дежурил у входа в канал, что ведет в Чарлстоунскую бухту. Глубина в этом месте составляла 28 футов (8.5 м). Корвет был спущен на воду в 1861 году, его размеры составляли 62 х 11,5 х 5 метров, а вооружение - 13 орудий, в том числе 5 крупнокалиберных.

Дальнейшие события очевидец описал следующим образом:

Борт «Канандагуа» («Canandaigua»),

Сэр, имею честь подать вам следующий рапорт об уничтожении корвета «Хьюсатоник» флота Соединенных Штатов миноноской мятежников в Чарлстоуне 17 числа сего месяца.

Около 8.45 вечера вахтенный офицер Кроссби заметил приблизительно в 330 футах впереди какой-то предмет, который двигался в воде. Он походил на доску, скользящую по поверхности и направлялся к кораблю. За две минуты этот объект.приблизился почти вплотную к судну. В течение этого времени была вытравлена цель, дан задний ход и все люди вызваны на боевые посты. Тотчас же миноноска ударила корабль со стороны правого борта перед грот-мачтой, на траверзе порохового погреба. Было невозможно поразить ее выстрелом из пушки. Взрыв последовал минуту спустя и корабль затонул, осев на корму и накренившись на левый борт.

Б ольшая часть экипажа спаслась на снастях и была подобрана шлюпками с »Канандагуа». Это судно пришло нам на помощь и спасло весь экипаж, за исключением лейтенанта Хэзелтайна, помощника капитана Маззея, квартирмейстера Джона Уильямса, канониров Томаса Паркера и Джона Уолша, которые погибли вместе с затонувшим кораблем.

Капитан Пиккеринг был тяжело ранен взрывом: он не может сам обратиться к вам с рапортом об утрате своего корабля.

С уважением, ваш покорный слуга Хиггинсон, лейтенант.

Марек Сарба. «Ханли перед отплытием». Холст, масло. 2010

Скорее всего все было так: вскоре после заката вечером 17 февраля 1864 года в доке недалеко от острова Салливанс восемь нанятых моряков забрались в лодку и отправились на задание. К носу лодки была пристроена шестиметровая стальная пика с закрепленным на ней пороховым зарядом. Возглавлял атаку лейтенант Джордж Диксон, за ним на деревянной скамье сидели семеро матросов, чьи мышцы приводили в движение ручной гребной винт подлодки.

Помещение для экипажа было всего лишь четыре фута в высоту и три с половиной фута в ширину. Двигательная установка «Ханли» состояла из коленчатого вала, проворачиваемого семью людьми и посредством цепи связанного с винтом. Большой маховик увеличивал КПД: пока экипаж работал, момент силы маховика помогал поддерживать скорость.

Когда команда начала вращать тяжелый железный коленвал, Диксон сверился с компасом и взял курс на паровой шлюп «Хаузатоник», стоявший на якоре в четырех милях от берега. План повстанцев состоял в том, чтобы подплыть в шести футах от поверхности к участнику блокады. Но для того, чтобы окончательно направить судно, Диксон должен был поднять его на поверхность ровно настолько, чтобы выглянуть через маленький передний иллюминатор - перископов как таковых тогда еще не было.

С борта «Хаузатоника» заметили у поверхности воды что-то странное, была объявлена боевая тревога. Со шлюпа открыли огонь, но лодка-торпеда была уже в так называемой мертвой зоне, слишком близко от шлюпа. Через две минуты субмарина «Ханли» вонзила свою пику в штирборт «Хаузатоника», прямо под ватерлинией. Когда подлодка дала задний ход, спусковой шнур заставил детонировать 135-фунтлвую пороховую бомбу, взорвав всю кормовую часть парового шлюпа. Дав задний ход, лодка отошла от шлюпа…

Корвет затонул. «Ханли» тоже не вернулась домой. Сначала предположили, что лодку втянул в пробоину поток хлынувшей воды, и она утонула вместе с кораблем. Однако, когда после войны корвет подняли, лодку в нем не обнаружили. Тем не менее, легенда о жертве, погубившей своего убийцу, более 100 лет кочевала из книги в книгу вплоть до недавнего времени.

Конечно, потопление «Хьюсатоника» не оказало особого влияния на ход войны. Однако оно сыграло очень важную роль в истории, доказав, что боевое применение подобного рода аппаратов в морской войне возможно. «Впервые в истории подводная лодка смогла потопить вражеский корабль, - писал не так давно в американской прессе Роберт Нейланд, глава отдела подводной археологии ВМС США. - «Ханли» для подводной войны - то же, что и самолет братьев Райт для авиации. Она изменила ход истории флота». Ну что ж, это правда.

Как правда и то, что после первой в истории победной подводной атаки «Ханли» пропала, и, как выяснилось через много лет, погибла. Подводники успели дать наблюдателям на берег условный сигнал фонарем. А потом пропали вместе с субмариной… Ее судьба и стала более чем на столетие одной из величайших загадок Гражданской войны в США.

Лишь в 1979 г. специалист по подводной археологии Марк Невелл и писатель Клив Касслер начали целенаправленные поиски. Изучив ряд документов, они пришли к выводу, что подводная лодка после успешной атаки направилась назад на базу и даже обменялась световыми сигналами с одним из фортов конфедератов. Однако по неизвестной причине после этого она потонула со всем экипажем, поэтому её и нет на месте гибели «Хьюсатоник». Искать лодку следует на пути, ведущем домой. Для поиска пропавшей субмарины были использованы магнитометр и гидролокатор. Предположение Невелла и Касслера оказалось верным, 13 августа 1994 г. экспедиция обнаружила аномалию в проливе Маффит, ведущем в гавань Чарлстоуона, примерно в 915 метрах от того места, где погиб «Хьюсатоник».. При дальнейшем обследовании она оказалась искомым объектом. «Ханли» лежала на фунте, на правом борту с креном 20-25 градусов, корпус был покрыт толстым слоем ракушек и водорослей. Песчаные наносы сыграли роль консерванта, благодаря чему лодка неплохо сохранилась.

В течение пяти лет после этого открытия команда археологов и инженеров составляла план подъема и сохранения подлодки. Поднимал субмарину Гражданской войны в другое столетие баржевый кран «Карлисса Б».

Подъем лодки в 2000 году потребовал героических усилий и 2,7 миллиона долларов. Девятнадцать водолазов трудились три месяца под водой, настолько мутной, что работать приходилось больше на ощупь, чем с помощью зрения. Используя ручные всасывающие драги, водолазы осторожно отсосали 25 тысяч кубических футов песка и ила - эквивалент 115 груженых самосвалов. Планируя подъем, инженеры разработали даже математическую модель корпуса и сил, которым он подвергнется.

«Ханли» лежит на морском дне

Поисковики, вообще-то, ожидали найти погибших подводников с признаками паники, сгрудившимися под люками, пытающимися выбраться, но этого не было. Каждый член экипажа был по-прежнему на своем посту…

По последним сведениям историкам наконец-то удалось раскрыть тайну исчезновения первой в мире подводной лодки, потопившей вражеский корабль во время боя. Вероятно, это было первое и последнее для неё сражение.

Полтора столетия спустя, после того, как корпус «Ханли» коснулся дна Атлантики у берегов Южной Каролины и 15 лет после подъёма остова из морской пучины, археологи завершили его всестороннее исследование.

Эксперты после подъема надеются разгадать тайну того, почему подводная лодка, приводимая в движение с помощью механической установки на мускульном приводе пошла ко дну 17 февраля 1864 года. Это было бурное время, полное человеческих трагедий. Шли последние годы Гражданской войны в США.

Это как разворачивать рождественский подарок после 15 лет томительного ожидания, — говорит Пол Мардикьян (Paul Mardikian), главный реставратор Общества друзей Ханли (Friends of the Hunley).

Долгое время место гибели лодки считалось неизвестным, пока в 1995 году её не обнаружила одна из экспедиций, предпринимавшихся на протяжении всех последних десятилетий. «Ханли» лежала на боку под слоем ила неподалёку от места потопления своей жертвы — «Хаусатоника».

Во многом это способствовало тому, что её стальной корпус, изготовленный из паровозного котла недурно сохранился. Годы пощадили подводного охотника. В 2000 году её подняли со дна и начался долгий процесс исследования, реставрации и последующей консервации этого археологического памятника.

За десятилетия пребывания в морской воде, весь остов и конструктивные элементы судна покрылись слоем песка, минеральных частиц, ила и наростами ржавчины, которые археологи называют конкрециями.

В мае прошлого года «Ханли» наконец-то была готова принять водные процедуры в растворе гидроксида натрия, дабы удалить все сторонние наросты и наслоения. Затем, в августе она прошла кропотливо проведённую вакуумную чистку.

К настоящему времени около 70% внешнего корпуса прошли такую обработку. Необработанными остались только те зоны, которые представляются интересными для антропологов. Это те места, где были обнаружены останки членов экипажа и их личные вещи.

Среди них были: шёлковые платки, которые повязывались вместо галстука; ботинки; монетки; форменные пуговицы; золотые часы и перстень с гравировкой, принадлежавшие капитану корабля; остатки трубки для курения, всё ещё набитой табаком; бутылки, латунная керосиновая лампа (фонарь); компас и ещё много чего другого.

Общество друзей «Ханли» — это общественная некоммерческая организация, главная цель которой, реставрация и сохранение этого исторического судна. В ходе своей работы, команда реставраторов из Клемсонского университета (Clemson University) уже успела сделать ряд интересных открытий. Так, например, после очистки одного из участков корпуса они нашли там клеймо «C.N». Как полагают эксперты, это может быть аббревиатура одного из сталелитейных заводов, на котором были изготовлены материалы корпуса.

Кроме того, как добавляет Пол Мардикьян, они нашли ещё ряд интересных вещей, которые могут пролить свет на тайну гибели подводного корабля.

Я бы соврал, если бы сказал, что все её тайны уже раскрыты. Думаю, что ещё слишком рано об этом говорить. Перед нами субмарина, которая зачаровывает. Она словно Энигма, полная секретов.

Лодка была вооружена шестовой миной, содержащей 41 кг чёрного пороха, и прикреплённой на длинный деревянный шест, установленный в носовой части судна.

Как говорит Пол, учёные постепенно будут собирать воедино все элементы большого пазла, чтобы в конце концов выяснить все обстоятельства того, что именно произошло с двенадцатиметровой подлодкой в ту роковую ночь.

По пришествию нескольких лет исследований, учёные пришли к выводу, что экипаж, вероятно, мог потерять сознание от воздействия гидроудара, когда заряд пороха сдетонировал где-то вдали от «Ханли». Среди прочих версий произошедшего, у экипажа мог закончится воздух до того, как лодка успела всплыть на поверхность или то, что она могла утонуть из-за плохо задраенного люка.

Вскоре после того как её подняли, археологи нашли первые останки членов экипажа, а также некоторые из их личных вещей. Прежде чем достать их оттуда, учёные должны были извлечь информацию из материальных следов, оставшихся на месте человеческой трагедии и которые представляют большой интерес для историков. Для этого они провели 3D-сканирование всех артефактов внутри субмарины.

В апреле 2004 года тысячи людей, многие из которых были одеты в серые мундиры армии Конфедерации, а некоторые в синюю форму армии северян прошли похоронным маршем от старой береговой батареи Чарльстона до кладбища Магнолия, отдавая дань павшим героям давно минувших дней.

Уже потом это назовут последним днём Конфедерации.

Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия -

В погожий сентябрьский день офицеры центрального аппарата ВМФ, прибывшие в Севастополь, «подняли» силы Черноморского флота по тревоге.
Подводные лодки, дождавшись своей очереди, выскакивали из базы и уходили в районы учений. По пирсам бегал командир соединения и «отталкивал» от причалов уже готовые к выходу корабли. Через два часа база опустела.
ПЛ1 С-74 осуществляла развёртывание в назначенный район, в котором необходимо найти и атаковать торпедами группу кораблей условного противника во главе с крейсером - флагманским кораблём флота. На борту объявили боевую готовность номер два. Подлодка шла недалеко от берега, поэтому вахтенный офицер и сигнальщик больше внимания уделяли осмотру Крымского побережья, чем наблюдению за воздухом и водной поверхностью. Пожалуй, только один штурман не замечал этой красоты. Да и некогда ему было, ведь при следовании вблизи береговой черты время между обсервациями2 не должно превышать десяти минут, вот и бегал он как челнок от пеленгатора к карте и обратно.
Надо сказать, что своеобразным шиком штурманов дизельных подводных лодок была демонстрация памяти, когда штурман «брал» три пеленга, а это десять-двенадцать цифр, если считать с десятыми долями градуса, запоминал их (именно запоминал, а не записывал, что является просто необходимым условием для определения места подлодки в свежую погоду), спускался в рубку, записывал отсчёт лага и время, а затем извлекал из памяти и сами пеленга. Всё это происходило в обстановке, когда надо было отвлекаться на решение других задач, отвечать на различные вопросы, задаваемые, иной раз, со скрытым умыслом. Казалось бы, несложная задача не всем давалась сразу. Необходим был определённый навык для того, чтобы «пронести» от пеленгатора до навигационной карты три несчастных пеленга, попутно отвечая на дурацкие вопросы ухмыляющихся сослуживцев, пытающихся «выбить» их из головы штурмана.
Точно в назначенное время подводная лодка заняла район учений и погрузилась. Начался поиск отряда кораблей условного противника. Образно говоря, погружаясь, подводники слепнут, но у них «вырастают» огромные уши, втягивающие, подобно «чёрной дыре», все звуки моря. Ориентируясь по этим звукам, подводная лодка не только находит противника в толще воды, но и атакует его торпедами. Всё это похоже на стрельбу из пистолета на слух и, одновременно, на игру в шахматы вслепую. Центральной фигурой в торпедной атаке, безусловно, является командир. Именно в его голове складывается картина боя, и именно он, «слепой», «стреляет из пистолета» и «играет в шахматы». Все остальные помогают ему и советуют.
Для человека непосвящённого, далёкого от Военно-Морского Флота, действия личного состава корабельного боевого расчёта (КБР), выполняемые в ходе атаки, непонятны. Но, даже не понимая ничего, интересно смотреть и слушать это со стороны. Эмоции здесь выплёскиваются через край. Как на ладони видны характер и психологические особенности каждого человека. Но беспорядка нет. Существующие командные слова, выработанные многими поколениями подводников и привитые членам КБР на многочисленных тренировках, держат их в рамках приличия, не позволяя кипящим эмоциям облечься в неудобные для восприятия формы. Здесь всё подчинено одному: попасть торпедой в цель. Именно это и собрался сделать командир ПЛ С-74 вместе со своим экипажем.
-Боевая тревога! Торпедная атака! Торпедные аппараты номер 1, 2 к выстрелу приготовить! Режим замеров 1 минута! Определить курс цели! – командует командир.
Три минуты назад акустик обнаружил шумы винтов, которые были классифицированы как отряд боевых кораблей (ОБК) условного противника. Утро, хотя под водой этого не видно. Наступает время завтрака. На камбузе всё готово. Но в нарушение распорядка дня появился противник.
-Первая минута товсь! Ноль! – начался отсчёт времени торпедной атаки, - цель номер 1, групповая, пеленг 351 градус; цель номер 2 – пеленг 8 градусов; цель номер 3 – пеленг 24, - это докладывает акустик. И так каждый раз, с заданной командиром периодичностью.
-Четвёртая минута товсь… Ноль! Цель номер 1 (групповая) – 352, цель номер 2…
В центральном посту обстановка накаляется, обнаружен поворот ОБК. Эта информация для подводника равносильна удару дубиной по голове, а так как курс - самый непостоянный параметр для кораблей, идущих на зигзаге, то удары сыплются с периодичностью, равной времени лежания цели на галсе, и после каждого на некоторое время наступает шок, за ним - взрыв эмоций, подводник «подпрыгивает» (как правило, «прыгающим» подводником оказывается один командир, ему «больше всех надо») и бежит посмотреть обстановку на графическом планшете у штурмана, а затем на боевой информационный пост (БИП). Если обстановка там отсутствует, то члены КБР могут выслушать немало обидных слов в свой адрес. Но это не воспринимается всерьез. Мысли заняты совсем не этим, поэтому и обидные слова расцениваются как своеобразный допинг.
Пятая минута товсь… Ноль! Цель номер 1 (групповая) …
А как же завтрак? Стоит родимый на камбузной плите «на подогреве». Однако давно пора заниматься обедом, иначе можно не успеть к сроку и снова нарушить распорядок дня. Это обстоятельство всерьёз волновало «кока-инструктора». Поэтому и снарядил он «разведчика» в центральный пост в лице своего помощника - молодого матросика. Ох, не надо было его туда посылать. Но что поделаешь, коки частенько отстают от ситуации, едут вроде вместе со всеми, однако как бы в отцепленном вагоне. Неудачной оказалась разведка. Вылетел поварёнок из центрального поста, как пробка из бутылки шампанского. Вслед за несчастным через открытую переборочную дверь донёсся рёв командира. Видимо здорово помешала «разведка» работе корабельного боевого расчёта. И главному коку почему-то подумалось, что в случае неудачи торпедной атаки именно он будет основным виновником этого.
В центральном посту командир вытанцовывал странный танец, похожий на джигу. Как ртуть, находился он в постоянном движении, перебегая от одного поста отображения обстановки к другому. Приближался решающий момент, через минуту-другую надо было стрелять. Позиция позволяла это сделать. Но поворот кораблей «противника» спутал все карты. Цели теперь шли прямо на подводную лодку, тем самым практически лишая её возможности выполнить стрельбу. Для выхода из создавшейся ситуации было три пути: первый – стрелять, как во вторую мировую войну, прямоидущими торпедами, с дистанции «пистолетного» выстрела – этот вариант вряд ли применим, большая вероятность промаха; второй – развернуться на обратный курс и на максимальном ходу попытаться увеличить траверзную дистанцию3, однако слишком много времени требуется на выполнение данного манёвра, отчего успех его становится проблематичным; и, наконец, третий – на заднем ходу увеличить траверзную дистанцию до значений, позволяющих произвести залп – самый опасный манёвр из всех трех, подводная лодка не предназначена для движения на заднем ходу в погруженном состоянии. Однако надо выбирать именно его. Это кратчайший путь к успеху.
Так, или примерно так думал командир. И думал быстро. Пяти секунд не прошло, как посыпались команды:
- Оба мотора стоп. Оба мотора назад полный! Боцман, управляться носовыми рулями как кормовыми! вертикальный руль в ноль! Штурман, рассчитать время движения на заднем ходу для увеличения траверзной дистанции до __ кабельтовых. Первый, торпедные аппараты номер 1, 2 товсь! Ввести данные в оружие.
Ошалевший боцман управлял носовыми горизонтальными рулями как кормовыми всего один раз и то в начале своей службы. По этой причине у него стали дрожать руки, и отключилось соображение. Начал расти дифферент на корму, а вслед за этим посыпались упрёки:
Ты что творишь старый хрыч?! Отводи дифферент!
Валенком, валенком его по голове товарищ командир!
Перспектива быть стукнутым тяжелым изделием лёгкой промышленности вернула боцмана к действительности. И это сразу отразилось на дифференте, который постепенно стал отходить к нулю.
Лодка шла на заднем ходу, набирая скорость.
По торпедным аппаратам номер 1, 2 товсь выполнено. Данные в оружие введены!
До окончания манёвра 1 минута.
Всё! Пора идти вперёд.
- Оба мотора стоп. Оба мотора вперёд средний! – музыкой отозвались слова эти в голове боцмана. Однако веселье было недолгим. Доклад торпедного электрика о выходе из строя торпедного автомата стрельбы (ТАСа), поверг в уныние многих из находившихся в центральном посту. Скорее всего, неисправность была пустяковой и в повседневных условиях была бы устранена за 15 минут. Но сейчас даже этих минут нет. Вот она цель, как на блюдечке, подставила борт, только стреляй. А через минуту-другую ситуация изменится кардинально: цель пройдёт, атака сорвётся, задача выполнена не будет. Но опять командир не растерялся:
- Стрельба резервным способом по цели номер 2 из торпедных аппаратов номер 1, 2! Утверждаю пеленг залповый 51 градус! Штурман, БИП, рассчитать «омегу»4. Акустик, пеленг залпа доложить! – далее всё говорилось и делалось на едином дыхании:
Центральный - штурман, «омега» три градуса влево!
Есть! Первый, ввести «омегу» три градуса влево в торпедные аппараты номер 1, 2!
Центральный – акустик, пеленг на цель 51 градус, пеленг залповый!
Можно стрелять…
Торпедные аппараты… пли!
И тут кто-то пискнул:
Поворот цели вправо.
Было шумно, но командирское ухо в момент уловило этот писк, а командирское тело двинулось в его направлении. Пищал штурман. Он не был уверен в правильности своего доклада, поэтому и говорил еле слышно. Нужно было подтверждение, нужен был ещё один пеленг.
Торпеды уже выпущены. Неужели уйдут в «молоко»? С трудом подавил командир, рвавшийся из горла крик: «Ой, не пли, не пли», - крик вполне естественный в данной ситуации. А тут ещё минёр бодрым голосом доложил из 1 отсека, как будто ждал похвалы:
Торпеды вышли, боевой на месте!
Дурак ты минёр, - дождался.
Но вот подтверждение:
- Пеленг на цель номер два 54 градуса. Торпеды створятся с целью.
Поворот цели не подтверждаю. Цель идёт прежним курсом, - радостно крикнул начальник РТС. Теперь дураком стал штурман, однако, не надолго. Очевидный успех выполненной стрельбы заставил командира широко улыбаться даже против своей воли.
Факт попадания подтвердил руководитель учения после всплытия подводной лодки. Он передал благодарность Командующего флотом за отлично выполненную атаку и дал «добро» следовать в базу после подъёма торпед.
При возвращении с моря моряками овладевает особое чувство – чувство ожидания встречи с домом. В нём есть что-то от ностальгии, но грусти меньше. Чувство это настраивает человека на волну воспоминаний и часто отвлекает от исполнения служебных обязанностей. Поэтому на флоте с ним борются. До самого возвращения подлодки в базу эта борьба с переменным успехом велась под руководством старпома. Итогом её стали два взыскания, наложенные на самые мечтательные натуры.

Поход завершился ранним утром, когда подводная лодка ошвартовалась в родной гавани. Из встречавших были вороны, которые в массовом количестве расплодились по берегам бухты, частично заменив собою чаек. Карканье их казалось морякам победным кличем.

Артур Волопасов.
2002 г.
________
1 Подводная лодка – принятая аббревиатура.
2 Обсервация – определение места подводной лодки.
3 Кратчайшее расстояние от места ПЛ до линии курса цели.
4 Угол поворота торпеды после выхода из торпедного аппарата.

ПРИМЕЧАНИЕ РЕДАКТОРА: штурманом С-74 во время атаки был лейтенант В.Коржавин.

«Черепаха "

7 сентября 1776 года американское подводное судно «Черепаха» попыталось взорвать британский фрегат «Орел». Затея потерпела крах, но зато вошла в историю как первый случай использования подводной лодки во время боевых действий. Она выглядела как грязная бочка, плыла за счет мышечной силы пилота, а освещение в ней давали светящиеся грибы. Случилась эта неудавшаяся атака во время войны за Независимость, как раз за несколько дней до начала штурма Нью-Йорка.

Предполагалось, что диверсант, Эзра Ли, каким-то образом справится с делом за полчаса, а именно настолько хватало воздуха в «Черепахе». Ему нужно было провернуть невероятно дерзкий и сложный маневр: доплыть до «Орла», просверлить с помощью бура его обшивку, установить бомбу с часовым механизмом и уплыть, оставаясь незамеченным.

Воздух начал кончаться, пилот едва не задохнулся, бросил бомбу в надежде на то, что она подорвется поблизости и уплыл обратно к своим. Миссия была провалена, а Эзра едва не попался британцам: желая быстрее пополнить запас воздуха, он всплыл совсем недалеко от английских кораблей. Британцы заметили «нечто странное», но не придали этому значения, поскольку объект быстро ушел под воду. Часовой завод в мине все же сработал, и она действительно взорвалась, но уже когда ее снесло далеко в море.

Подлодка Никонова


Первая в мире подводная лодка была построена в России ещё при Петре I. В 1718 году крестьянин из подмосковного села Покровское Ефим Прокопьевич Никонов, работавший плотником на казенной верфи, в челобитной Петру I писал, что берется сделать судно, которое может идти в воде «потаенно» и подходить к вражеским кораблям «под самое дно», а также «из снаряду разбивать корабли». Петр I оценил предложение и в августе 1720 г. в Петербурге на Галерном дворе тайно, без лишней огласки была заложена первая в мире подводная лодка.

Первая в мире подводная лодка имела деревянный корпус длиной около 6 и шириной около 2 метров, обшитый снаружи листами жести. Оригинальная система погружения представляла собой несколько оловянных пластин с множеством капиллярных отверстий, которые монтировались в днищевой части лодки. При всплытии вода, принятая в специальную цистерну через отверстия в пластинах, удалялась за борт с помощью поршневой помпы. Сначала Никонов предполагал вооружить лодку орудиями, но затем решил установить шлюзовую камеру, через которую при нахождении корабля в подводном положении мог выходить водолаз, одетый в скафандр (разработанный самим изобретателем), и с помощью инструментов разрушать днище вражеского корабля. Позднее Никонов довооружил лодку «огненными медными трубами», сведений о принципе действия которых до нас не дошло

Несколько лет строил и перестраивал Никонов свою подводную лодку. Наконец, осенью 1724 г. в присутствии Петра I и царской свиты она была спущена на воду, но при этом ударилась о грунт и повредила днище. С большим трудом корабль удалось извлечь из воды и спасти самого Никонова. Царь велел укрепить корпус лодки железными обручами, приободрил изобретателя и предупредил чиновников, чтобы ему «никто конфуз в вину не ставил». После кончины Петра I в 1725 г. «потаенным» судном перестали интересоваться. Требования Никонова на рабочую силу и материалы не удовлетворялись или умышленно задерживались. Неудивительно, что очередные испытания подводной лодки закончились неудачно. В конце концов Адмиралтейств-коллегия решила свернуть работы, а изобретатель был обвинен в «недействительных строениях», разжалован в «простые адмиралтейские работники» и в 1728 г. сослан в отдаленное Астраханское адмиралтейство.

«Сом» и первая торпедная атака


В 1899 году Джоном Холландом была построена первая автономная подводная лодка — «Холланд 7», вошедшая 11 апреля 1900 года в состав ВМФ США. Вскоре Невский судостроительный завод заказал американцу несколько субмарин подобного типа для Российского имперского флота. Ее особенность состояла в возможности торпедной атаки, которую не забыли испробовать в начавшейся русско-японской войне.

Первая попытка атаковать противника торпедами была предпринята подводной лодкой «Сом» 29 апреля 1905 года в 70 милях от Владивостока. Лодка была замечена двумя японскими миноносцами, под обстрелом быстро погрузилась и предприняла попытку выйти в атаку. Однако туман и высокая скорость кораблей противника не позволили осуществить пуск торпеды. Но сам факт наличия в русском флоте подводных лодок послужил хорошим сдерживающим фактором для японского флота относительно нападения на Владивосток.

Во время Первой мировой войны «Сом» по железной дороге был перебазирован на Балтику, где подводная лодка погибла в 1916 году при столкновении с шведским пароходом.

Самая большая: проект 941 «Акула»

К началу 70-х годов главные участники ядерной гонки СССР и США вполне обоснованно сделали ставку на развитие атомного подводного флота, оснащённого межконтинентальными баллистическими ракетами. В результате этого противостояния на свет появилась самая большая в мире подводная лодка.

Противоборствующие стороны приступили к созданию атомных тяжёлых ракетных крейсеров. Американский проект — АПЛ типа «Огайо» предполагал размещение 24 межконтинентальных баллистических ракет. Нашим ответом стала подводная лодка проекта 941, условно названная «Акула», известная больше как «Тайфун».

Длина исполина — 173 метра (для сравнения — длина футбольного поля для международных матчей — 105−110 метров), высота — 25 метров, ширина — 23 метра, немного меньше чем восьмиэтажный жилой дом.


В случае ядерного конфликта «Тайфун» могла обрушить на врага одновременно 20 ядерных ракет Р-39, с десятью 200-кт разделяющимися боеголовками каждая. Такой ядерный «тайфун» мог бы за считанные минуты превратить в пустыню всё восточное побережье США.

Всего за 13 лет с 1976 по 1989 со стапелей «Севмаша» сошло 6 АПЛ «Тайфун». Сегодня службу продолжают 3 единицы — две в резерве и одна — «Дмитрий Донской» используется в качестве основного объекта для испытаний нового ракетного комплекса «Булава».

«Курск»


12 августа 2000 года, в Баренцевом море погиб атомный подводный ракетный крейсер «Курск» — одна из самых современных на тот момент субмарин ВМФ. Гибель лодки, на борту которой находились 118 человек, стала самой масштабной катастрофой в истории отечественного подводного флота.

Во время учений в Баренцевом море «Курск», который находился в полигоне боевой подготовки Северного флота с целью выполнения учебной торпедной стрельбы по отряду боевых кораблей, в установленное время не вышел на связь. В 23:44 в районе, где находилась АПЛ, был зафиксирован взрыв.


13 августа на поиски атомного подводного крейсера отправилась группа кораблей во главе с командующим Северным флотом адмиралом Вячеславом Поповым. В 04:51 АПЛ была обнаружена лежащей на грунте наглубине 108 метров.

Причина и обстоятельства гибели «Курска» до сих пор вызывают споры. Среди версий есть взрыв мины времен Великой Отечественной войны, детонирование учебной торпеды на борту субмарины, а так же столкновение с американской подводной лодкой.

Похожие статьи